RSS

Бриллиантовая отмычка

октября 2, 2009

Воровская история о том, как ушлый бизнесмен М. при помощи депутата-коммуниста К. пытался добраться до государственных информационных ресурсов, чтобы «подвешивать на смачный компроматный крючок» министров и прочий служивый люд.
В этой истории есть все, что характерно для классической «мафиозной сказки». Специфический бизнес, который оптом и в розницу покупает украинских чиновников и присасывается к бюджетным финансовым потокам. Народные депутаты, работающие «по вызову» исключительно в интересах частного лица и исключительно за надлежащее денежное вознаграждение. Силовое запугивание «несогласных министров» и последующая компрометация их в средствах массовой информации. Регулярная «разводка» вышестоящих государственных служащих и вовлечение их в корпоративные конфликты на стороне частной компании. Многомиллионные взятки и прочее.

Однако во всем этом есть также нечто, не характерное для банального воровского сообщества, присевшего на простенькое такое разворовывание государственных потоков денег. Кого сейчас в Украине удивишь воровством бюджетных денег? Тем не менее, компания-герой нашего повествования (ЗАО «Софтлайн») таки удивила нас. Справочно: контрольный пакет ЗАО принадлежит американскому инвестиционному фонду Sigma Bleyzer, созданному выходцами из Украины, гражданами США – Михаилом (Майклом) и Львом Блейзерами. Фонд Sigma Bleyzer возглавляет Майкл Блейзер. Именно Sigma Bleyzer осуществляет полный контроль над деятельностью ЗАО «Софтлайн». Разумеется, об этом фонде мы в своих последующих расследованиях поговорим более обстоятельно. Ведь параллельно с формированием классической паутины из коррумпированных чиновников на разных уровнях (о чём мы ещё напишем), что позволяло компании «выигрывать» государственные заказы на специфические услуги, она скромненько и незаметненько подминала под себя… конфиденциальную информацию государственной важности. О чем речь? Да все просто ­— «Софтлайн» (ну и кто знает этого монстра?) обеспечивает государственные учреждения (прежде всего, министерства и ведомства) программным обеспечением собственного производства. Под скучным термином «обеспечение» имеется в виду разработка, установка и непрерывное на протяжении многих лет обслуживание… государственных (отраслевых, министерских, ведомственных) автоматизированных информационных систем. Что такое автоматизированные информационные системы? А это такое место, где записана вся информация о нас: сколько мы имеем денег и имущества; какая у нас зарплата и пенсия; какие автомобили у нас есть; с кем и почему вступаем в отношения и т.д. Что сие означает для нас с вами? Сколько можно зарабатывать на обладании таким конфидентом? Как при помощи подобной информации вербовать себе чиновников и делать их рабами собственной криминальной империи? Обо всем этом чуть ниже. А пока теория и практика новейших воровских технологий.

Рейтинг воров

Наше государство традиционно не умеет защищать свои секреты. За небольшую мзду в конверте можно купить все, что угодно, у любого официального лица. Не умеет оно и правильно выбирать себе деловых партнеров. Скорее наоборот, берет себе в попутчики только тех, кто его — государ­ство — цинично, разорительно и по полной программе использует в своих корыстных интересах. Партнер-частник получает в таком случае все — доступ к неограниченным ресурсам, бюджетные деньги, базы данных.

Государство же остается с прямыми и косвенными убытками, а также с целой армией коррумпированных и забрызганных компроматом чи­нов­ников, которых запросто можно использовать повторно в криминальных целях.

Но если государство — наивный и не­умелый ребенок — попытается навести внутри себя порядок и расторгнуть отношения с партнером-вором — сразу же следует сброс удойного компромата. Часто вымышленного. Против тех, кто этот самый порядок пытается навести. Потом к травле подключаются коррумпированные депутаты и силовики. Еще позже травить начинают коррумпированные министры и даже вице-премьеры. И делают это до тех пор, пока отщепенца не изгонят прочь и не вернут в отрасль воровской вертикали в целости и сохранности.

Надо ли говорить, что партнер-частник (он же — компания-вор) моментально получает максимальную поддержку заинтересованных лиц. Как правило, по-настоящему заинтересованными лицами, которые организовывают мощную публичную порку «госконтролерам», оказываются народные депутаты. Те самые «неприкосновенные люди», которых нельзя судить человеческим судом даже за самые страшные преступления.

Надо, наконец, признать, что депутатская неприкосновенность имеет конкретное материальное наполнение. Нардепы могут осознанно врать и не бояться судебного преследования за преднамеренную клевету. Они могут открыто брать конверты с денежным вознаграждением и не бояться антикоррупционных расследований. Впрочем, сами депутаты подобные конвертные вознаграждения взятками не называют. Как-то мелковато и не звучно. Несолидно, что ли. «Скорее, — считают они, — это оплата услуг дорогостоящего обслуживающего персонала. Элитного депутатского эскорта VIP-жрецов». А профессиональный «эскорт» всегда стоил очень дорого. И ведь правы они — лживый запрос, скажем в СБУ, с требованием немедленно разобраться и доложить депутату К. в десятидневный срок результаты, может стоить от 10 до 50 тыс. долл. Понятное дело, что одним лже-запросом дело не обходится — планомерная и успешная кампания по дискредитации чужих бизнесов, системное депутатское давление на правоохранительные органы, организация непрерывных силовых наездов на оппонентов, упоминание потенциальных «врагов» в выступлениях нардепов и лидеров фракций может вылиться заказчику в сумму, эквивалентную 500 -700 тыс. долл. Стандартная расценка, стоящая в неформальном прайсе такого себе неприметного депутата-коммуниста Игоря Калетника. А действительно, кто слышал о таком депутате? Никто. Калетник чрезвычайно незаметен. По части законотворчества. И по части выступлений на пленарных заседаниях. Там он тише воды, ниже травы. А на самом деле Калетник — большая депутатская шишка. Глава влиятельного парламентского комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. И по совместительству глава влиятельной неформальной (теневой) группы лоббистов компании «Софтлайн».

Грубо говоря, Калетник и есть классическая содержанка частного бизнеса с депутатским значком. И содержанка эта, пользуясь, во-первых, неприкосновенностью, активно распространяет лживые депутатские запросы. А, во-вторых, получая отличное теневое вознаграждение за оказание специфических лоббистских услуг, активно ломает государство, коррумпирует его. Не иначе как волк в овечьей шкуре. Как же это по-нашенски: мощный коррупционер самолично возглавляет комитет по борьбе с этой самой коррупцией. Впрочем, о греховной взаимосвязи Калетника
и «Софтлайна» ниже, а пока — воровская теория.

Между прочим, у воров имеется своя неформальная рейтинговая шкала — кто более «махровый». Свой «Форбс». И вся эта традиционная воровская шушера, о которой мы привыкли читать в ежедневных милицейских сводках, белой завистью завидует своеобразной воровской высшей касте. Народным депутатам (не все, конечно, среди них воры, но многие), которые не только воруют миллионами, но также получают за это государственные награды, зарплаты и прочие привилегии. При этом не понимает шушера, что настоящие воры — это все-таки не сами депутаты, а, скорее, анонимы, регулярно кормящие депутатскую братию с руки.

Теоретически новые воровские вертикали выглядят следующим образом. Некий ушлый бизнесмен понимает, что если хорошо и плотно сесть на государственные финансовые потоки, то доходность его бизнеса вырастет во сто крат. Без дополнительных накладных расходов и без головной боли в виде налогов и прочих отчислений. Однако для подобной «подсадки на поток» нужны, во-первых, доверительные связи в коридорах власти, которые и организуют «насос». Во-вторых, регулярное и добротное прикрытие в виде тех же нардепов. В-третьих, проверенные партнеры-коррупционеры, знающие все ходы/выходы в правительственных и министерских зданиях и гарантированно сумеющие передать пухлые конверты нужным людям. В-четвертых, свои «правоохранители», которые своевременно наедут на оппонентов и максимально подрежут им язычки. Или хотя бы надолго свяжут по рукам и ногам многочисленными проверками.

После того, как будут определены потенциальные партнеры по воровской вертикали, бизнесмен покупает себе нескольких народных депутатов, которые начинают строчить в исполнительные инстанции жалобы на… конкурентов бизнесмена-кукловода. Жалобы вынуждают государство реагировать.

И как только появляется первая «реакция», наш ушлый бизнесмен распространяет в медиа (через купленных журналистов) информацию, чрезвычайно грязно порочащую конкурентов.

Дальше — открытый путь к сердцам конкретных министров при помощи денег и компромата. Если тот или иной министр либо же чиновник, ответственный за государственные деньги, «правильно» понимает новые входящие задачи, тогда он ежемесячно получает пухлый конверт с прибавкой за труды и рвение. Если же министр не разумен (или наивно полагает, что государственные интересы не всегда пересекаются с частными интересами какого-нибудь «Софтлайна»), тогда появляются компрометирующие публикации. И в них министра намертво привязывают к каким-то вымышленным коррупционным схемам. Так и говорят: «Министр такой-то украл, скажем, пять миллиардов денег».

И никого не волнует, что, во-первых, таких денег во всем министерстве никогда не было, а во-вторых, абсурдность такой «уворованной суммы» просто вопиет. Но разве для нас все это имеет хоть какое-то значение? Главное — красивая телевизионная картинка.

Так или иначе, но после подобных компроматно-взяточных многоходовок в той или иной отрасли появляется некая мощная частная компания, мгновенно становящаяся главным распорядителем государственных финансовых ресурсов. За эту неформальную, но очень сытную «должность распорядителя» ожесточенно, кроваво борются все олигархи Украины. Периодически уничтожая друг друга в разрушительных войнах. Нередко перекупая друг у друга министров, премьеров и даже президентов.

Но вот ведь какая закавыка. Олигархи наши между собой примерно равны, а потому их войны ничем не заканчиваются. «Военные бюджеты» у них одинаковые. И тогда они договариваются — «ни тебе, ни мне». А кто же в таком случае садится на теневые финансовые потоки? Скромные и простые парни, далеко не всегда мелькающие в масс-медиа. Такие, к примеру, как Антон Яценко. Легендарный уже бизнесмен-депутат, поставивший всех на уши своим «тендерным проектом», который позволил ему сколотить миллиардное состояние на фальсификации госзакупок. Или его тезка — Антон Марреро. Президент и фактический руководитель ЗАО «Софтлайн». Человек совершенно неизвестный широкому кругу, но очень талантливый по части скупки народных депутатов, коррумпирования исполнительной власти и создания «отмывочных денежных станций» в весьма специфическом — айтишном — секторе. Марреро умудряется получать лошадиные прибыли там, где остальные (включая тех же традиционных нашенских олигархов) боятся думать об этом. Кто же такой этот Марреро?..

Мойка для долларов

А теперь о воровской практике. О том, чего не услышишь в телевизионном ток-шоу или не прочитаешь на страницах газет. Слишком много грязных денег крутятся в этой истории, чтобы запросто можно было оплатить любое молчание. Так вот, самый настоящий переполох в одной воровской империи начался в феврале 2009 года. Совсем недавно. Когда правоохранительные органы и, в частности, отделы по борьбе с коррупцией, получили подробное инсайдерское описание… отмывочной схемы, за которой виднелись упитанные лица руководителей ЗАО «Софтлайн» и целого ряда нардепов. Информация действительно впечатляла, так как раскрывалась не просто еще одна теоретическая схема воровства государственных денег, но также указывались конкретные «фирмы-мойки» и конкретные суммы денег, украденные этой компанией. Правоохранителям нужно было только повторно собрать документальные подтверждения (юридическая легализация) уже доказанным фактам воровства и «отмыва» украденного. Из документальной записки на имя Министерства внутренних дел, Главного управления налоговой милиции, Службы безопасности Украины и Генеральной прокуратуры: «За 14 місяців Виконавча дирекція Фонду соціального страхування з тимчасової втрати працездатності (ЄДРПОУ — 25885944) перерахувала за роботи та послуги зі створення інформаційної системи ЗАТ «Софтлайн» (ЄДРПОУ — 23721848) — суму в розмірі 44 млн 349 тис. грн. Міністерством фінансів України (ЄДРПОУ — 00013480) перераховано ЗАТ «Софтлайн» (ЄДРПОУ — 23721848) з березня по грудень 2007 року суму в розмірі 17 млн 869 тис. грн за створення, супроводження, удосконалення автоматизованих інформаційних систем (АІС). УДППЗ «УКРПОШТА» (ЄДРПОУ — 21560045) перерахувало ЗАТ «Софтлайн» (ЄДРПОУ — 23721848) тільки з травня 2006 року по грудень 2007 року суму в розмірі 19 млн 662 тис. грн за створення, супроводження, удосконалення автоматизованих інформаційних систем, за право використання програм (АІС)… У цей самий період ЗАТ «Софтлайн» (ЄДРПОУ — 23721848) перераховує: ТОВ «Техно-системс» (ЄДРПОУ — 35370742) суму в розмірі 26 млн 687 тис. грн, а наступного місяця ще 4 млн 869 тис. грн, разом з ПДВ, на підставі договорів, угод, актів, рахунків; ТОВ «Ферум-М» (ЄДРПОУ — 33302546) суму в розмірі 34 млн 473 тис. грн, разом з ПДВ, на підставі договорів, угод, актів, рахунків. ТОВ «Техно-системс» (ЄДРПОУ — 35370742) та ТОВ «Ферум-М» (ЄДРПОУ — 33302546) є компаніями, які мають ознаки фіктивних компаній та, можливо, займаються протизаконною діяльністю з відмивання коштів, зокрема для компанії ЗАТ «Софтлайн» (ЄДРПОУ —23721848), ТОВ «Софт­лайн Мобiльнi Системи» (ЄДРПОУ —33542827), ТОВ «Софтлайн Бiзнес Iнтеллiддженс» (ЄДРПОУ —33055638)».

В записке детально анализировались схемы увода денег, участие в них государственных чиновников из конкретных ведомств. Вывод однозначен — компания «Софтлайн» брала многомиллионные подряды, неизменно выигрывала право обеспечивать их собственным продуктом, а затем выводила почти все суммы гонораров на фирмы-однодневки. Между нами говоря, это всего лишь первый — отмывочный — и далеко не самый значительный эпизод в славной воровской карьере этого ЗАО. Нас он, между прочим, мало интересует. Ну, отмывает компания деньги через собственные фирмы-однодневки! Ну, не хочет платить налоги! Ну, организовывает Марреро (президент «Софтлайна») конкретные откаты за право первой ночи с бюджетными деньгами тех или иных государственных органов! Что в этом удивительного? Такого примитивного воровства в нашей стране валом. Политический и экономический бардак — «а, следовательно, воруй, пока хорошо и сытно воруется!» Правда, правоохранители посчитали иначе и буквально зубами вгрызлись в столь блестящую возможность разоблачить крупную воровскую паутину. Сомнений же в том, что это именно паутина, ни у кого уже не было. Но нашла коса на камень!

Не зря же Антон Марреро, во-первых, имеет двух «карманных» народных депутатов, а во-вторых, годами собирал компромат на разных чиновников. Выброс столь убойной и разоблачительной информации тут же спровоцировал классическую «воровскую сходку» главных персонажей криминальной империи «Софтлайн». Антон Марреро — президент и стратег — явно паниковал и швырялся деньгами. Он, буквально, стонал: «Кто из наших «слил» врагам всю эту информацию?» Марреро беспрерывно хватал за грудки своих многочисленных неформальных «офицеров внутренней безопасности» и всем им задавал один и тот же вопрос: «Как произошла утечка? Кого бить в морду за ненадлежащее исполнение обязанностей?» Игорь Калетник, нардеп от коммунистов и ближайший друг Марреро, не выдержал, хладнокровно посмотрел на своего партнера-паникера и сквозь зубы процедил: «Я заблокирую все это своими депутатскими запросами. У меня очень серьезный статус. Ты же знаешь. Забросаю всех этих «эсбэушников» и прокурорских килограммами официальных бумаг. И даже больше — я сам обвиню их в коррупции и в попытке уничтожить хорошую компанию «Софтлайн». Так что, Антоша, готовь деньги! Много денег».

Калетник, безусловно, был полностью уверен в том, что стопроцентно выполнит задуманное — он ведь возглавлял влиятельный парламентский Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Про себя Калетник цинично ухмыльнулся: на криминальных, отмывочных, лоббистских «проектах Марреро» он уже прилично заработал. А заработает еще больше. И как человек, обеспечивающий всем этим специфическим схемам зеленый свет в разных государственных ведомствах. (Калетник — посредник Марреро, который договаривается с клиентами и передает им вознаграждение в конвертах.) И как человек, на негласной штатной основе «крышующий» специфический марреровский бизнес и профессионально отмазывающий явно грязную фирму «Софтлайн» от многочисленных юридических претензий. Калетник — еще совсем недавно занимавший уверенное первое место в негласном рейтинге самых «грязных» таможенников страны — наконец вздохнул полной грудью. Став народным депутатом, он действительно не прогадал и зарабатывает сегодня явно не меньше, чем на той же Черноморской региональной таможне (Одесса).

Правда, изначальный план криминальной группы Марреро/Калетник/Яценко был немножко иным — тихо и незаметно зайти во все основные министерства и ведомства в качестве фирмы-монополиста по установке управленческого программного обеспечения, с головой забраться в отраслевые базы данных, плотно «присесть» на бюджетные финансовые потоки и выгнать всех чужаков. Что-то пошло не так. Что-то сломалось. «Надо чинить! — думал Калетник. — Или брать больше денег с Антона».

Начало криминальной империи

Декабрь 2007 года. «Софтлайн» подготовил спецоперацию по внедрению. Нужно было устранить потенциальных конкурентов и напугать потенциальных врагов. Группа Марреро покупает несколько крупных чиновников и начинает «карусель».

СБУ и ГлавКРУ неожиданно начинают проверки во многих компаниях, работавших на тех же рынках, что и «Софтлайн». Обоснование — подозрение в коррупции и хищениях, высказанные… Калетником. Цель «Софтлайна» — единолично устанавливать программное обеспечение в государственных компаниях. В течение двух лет Марреро жестко атакует рынок, укрепляет собственные ряды и почти превращается в монополиста. А потом на его пути встал министр юстиции Николай Онищук. Марреро искренне полагал, что сможет его запросто купить. А если не получится, то размазать по стенке вымышленным компроматом…

Антон Марреро, никому неизвестный и, тем не менее, весьма влиятельный в Украине человечек, имел одну весьма сладкую мечту. Хотелось ему получить контроль над государственными базами данных. Простая такая (почти детская) мечта. Марреро, во-первых, всегда верил в правдивость утверждения, что только тот, кто владеет информацией, тот и владеет миром. Во-вторых, его родная фирма ЗАО «Софтлайн» аккурат специализировалась на разработке, внедрении и поддержании информационных систем управления. Марреро быстро и безжалостно захватывал рынок, проникая во многие государственные органы управления, устанавливая там свои программы и не забывая в каждой из них предусмотреть маленькое такое «шпионское окошко». Своеобразных «ручных привратников», которые позволяли ему без спроса и без уведомления заходить в любую систему, брать любые объемы конфиденциальной информации и незаметно уходить с богатым «уловом». О чем это мы? То же Министерство юстиции, к примеру, складирует у себя в базах всю информацию о сделках с недвижимостью: кто, как, за сколько купил тот или иной земельный участок. А Марреро уже все знает: фамилии, имена, суммы платежей, посредников и т.д.

Но неожиданно «Софтлайн» столкнулся с профессионально организованным противодействием, которое вылилось в детальные описания «противоправных деяний IT-компании» (об одном таком документе мы уже сообщали выше), разосланные в правоохранительные органы «для реагирования». Марреро испугался. Не столько проверок, сколько объема конфиденциальной, теневой, разоблачительной информации о компании «Софтлайн», почти всей ее подноготной: объемы работ, содержание контактов/договоров, фамилии коррумпированных посредников в органах власти, наименование «отмывочных станций», реальные стоимости услуг и объемы откатов. Все это вместе означало, что при самом неблагоприятном развитии ситуации Марреро мог надолго превратиться в «монопольного наладчика» компьютерных систем какого-нибудь не столь отдаленного пенитенциарного места.

Но ему повезло. Дважды. В первый раз, когда в стране разразился системный политический кризис, и никто уже не обращал внимания на какое-то там «маленькое воровство бюджетных денег». Во второй — когда под рукой оказались мощные депутаты-лоббисты — Калетник и Яценко. Ребята быстро набросали «план кампании», у которой имелось три важных цели. Первая: перевести стрелки с воровской компании «Софтлайн» на кого-нибудь другого и снять все претензии по отмыванию бюджетных денег. Надо признать, что цель эта была очень даже легко достигнута. Вот цитата из письма, подготовленного специалистами… Кабинета Министров в качестве реакции на ситуацию вокруг «Софтлайна»: «ДПА, МВС та ГоловКРУ у 2008-2009 роках проводилися перевірки відповідних суб’єктів господарювання. За інформацією ДПА, під час проведення перевірки по ЗАТ «Софтлайн» у квітні 2008 року за період з 1 жовтня 2006 року по 31 грудня 2007 року порушень не виявлено… У ТОВ «Ферум-М» у червні 2008 року виявлені порушення вимог податкового законодавства, які усунуто в повному обсязі. За рішенням господарського суду міста Києва від 24 грудня 2008 pоку, товариство визнано банкрутом… Нині здійснюються заходи щодо встановлення місцезнаходження товариств з обмеженою відповідальністю «Техно-системс» та «Софтлайн Бізнес Інтелліддженс».

Очень даже большие уши Антона Яценко, депутата от БЮТ, прорастают в этих специфических ответах: дескать, мы знаем, что воруют. Но, во-первых, воры уже успели обанкротить свою «дочку-мойку». А во-вторых, они очень хорошо спрятали концы всех прочих отмывочных станций. Даже государство со всеми его силовиками не может найти эти «мойки». Так что — отстаньте от «Софтлайна». Вторая цель: еще глубже внедриться в органы госуправления и получить доступ к максимально широкой конфиденциальной информации. Главная задача — сломать Министерство юстиции, тот самый орган, который реально знает все обо всех. Третья цель: втянуть в паутину «Софтлайна» еще нескольких ключевых чиновников. И окончательно отбить все юридические претензии.

Война против Украины

Май 2009 года. Кульминация интриги, задуманной Марреро и Калетником. Группа народных депутатов предприняла жесткую и крайне омерзительную атаку на министра юстиции Онищука. Скандал вроде бы возник нешуточный — Минюст обвинили в пятимиллиардном воровстве. Глупо, конечно, но броско. Кампания дискредитации набирает ход. Правда, после двух-трех броских «коммунистических заявлений» весь пыл антиминюстовских разоблачений быстро уходит в песок. А все потому, что на самом деле даже самые никчемные парламентские лоббисты (я уже не говорю о прожженных мэтрах депутатского лоббистского искусства) быстро разобрались в том, что за медийным наездом на Николая Онищука стоят конкретные бизнес-интересы конкретного человека.

А кое-кто из лоббистов и вовсе высказал коммунисту Калетнику неприкрытое удивление. Дескать, «ребята, вы нас тут втягиваете в грандиозные разборки, выдаете все за коррупцию, а сами просто нагло лоббистские купоны стрижете, карманы собственные наполняете и нисколечко не делитесь! Зачем нам все это?» Так вот, зарегистрированный в 01.06.2009 году проект постановления об увольнении министра Онищука, как-то вяло и бездоказательно презентованный всеядным Петром Николаевичем Симоненко, — всего лишь парламентская кульминация одной захватнической спецоперации, разработанной и почти реализованной депутатом-коммунистом Калетником И.Г. Сам Калетник — личность крайне двусмысленная и чрезвычайно пронырливая. Однако в случае с Онищуком ситуация оказалась гораздо более пикантной, нежели очередным проявлением банального заказного «мочилова», за большие деньги организованным классическим парламентским лоббистом. Быстро выяснилось, что Калетник — всего лишь «политический провокатор» киевской софтверной компании «Софтлайн». Та, в свою очередь, уже несколько лет активно проникала на рынок конфиденциальной информации государственного назначения, предлагая министерствам и ведомствам собственное программное обеспечение и услуги по сопровождению. Однако рынок этот (услуги программеров для госструктур) чрезвычайно специфичен и давно уже устоялся. Игроки на нем держатся по много лет и неоднократно проверены-перепроверенны.

«Софтлайну» нужен был Минюст, который пока не был встроен в криминальную империю Марреро. Компания вначале пошла по пути наименьшего сопротивления и попыталась организовать кампанию по медийной дискредитации конкретных предприятий-конкурентов. Не сработало. Тогда ЗАО чуть усложнило первичное техзадание и приступило к сбору конфиденциальной, компроматной информации на влиятельных чиновников с тем, чтобы в последующем легким шантажом вынудить их «правильно прописать тендерные процедуры» и обеспечить компании госзакупки. За это как раз и отвечал спец по теневым тендерам Яценко. Опять провал. ЗАО «Софтлайн» показательно провалило участие в тендере, в рамках которого Минюст организовал закупку услуг на рынке программного обеспечения. На некоторое время фирма затаилась.

А после была разработана новая, куда как более изощренная, спецоперация, опиравшаяся на несколько ключевых элементов. Первый: организация массовых депутатских запросов в специальные органы. Формирование иллюзии озабоченности и провоцирование силовиков. Второй: организация управляемых «контрольных проверок» рынка, которые с одной стороны должны были выявить факты мнимой коррупции у оппонентов, а с другой — замаскировать реальные факты коррупции у «Софтлайна». Третий: еще раз попытаться организовать покупку влиятельного инсайдера в Минюсте
и через него получить доступ к тендерной документации, а также создать внутриминистерское давление на Онищука. Четвертый: обеспечить привязку банальной попытки рейдерства (перехвата рынка услуг) к какой-либо политической кампании.

В данном случае имела место попытка разыграть пропрезидентскую ориентацию Онищука и выдать типичный корпоративно-коррупционный наезд на него за проявление политической борьбы. И, наконец, пятый элемент: активно использовать парламентскую фракцию Ком­партии в качестве мощного медийного спикера, якобы вскрывающего коррупционные схемы. По предварительным экспертным оценкам, подобная спецоперация, начавшаяся в самом конце 2007 года и проявившаяся кульминационными антиминюстовскими заявлениями в мае 2009-го, уже обошлась «Софтлайну» в 2—2,5 млн долл.

А что Калетник? Ничего нового. Калетник — просто главный исполнитель наезда. А еще близкий друг руководства компании «Софтлайн», который откровенно, прямолинейно использует свое служебное (депутатское) положение для организации настоящей коррупционной паутины в пользу заказчика.

И сразу же станет понятно, почему ЗАО готово тратить большие ресурсы на специфические мероприятия, чтобы любой ценой добраться до эксклюзивного обслуживания минюстовских реестров. Ответ уже очевиден и он совсем не привязан к той сумме государственных денег, которые потенциально может заработать любой софтверный партнер Минюста. Деньги на самом деле в этой истории крутятся небольшие. И не они провоцируют Антона Марреро. Куда заманчивее и желаннее для него получить доступ к нотариальным (и прочим юридическим) реестрам, в которых… прописаны все бизнесовые сделки, депозитные и кредитные, сделки с недвижимостью и землей, а также выданные доверенности. Именно этот пласт информации особенно сильно соблазняет «Софтлайн». Именно поэтому так нервничает Калетник. Именно поэтому делает «заходы» на Кабмин Антон Яценко. Именно поэтому так активно работает Олег Клименков. О чем можно говорить наверняка, так это о том, что Калетник не успокоится и продолжит свою коррупционную эпопею. Не получилось зайти в лоб, Игорь Григорьевич попытается проникнуть через заднюю калитку. А потому грязная и лживая склока, организованная коммунистами, только начинается…

По материалам ХайВей. Перепечатано с УРА-Информ

1 059 переглядів

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.

ТАКОЖ ПО ТЕМІ

ОСТАННІ РОЗСЛІДУВАННЯ


БанкИск - Сообщество обманутых банками клиентов
Украина онлайн статистика Спротив. Часопис про свавілля влади та громадський спротив незаконним діям