RSS

Нардеп-педофил из БЮТа Руслан Богдан пытался подкупить адвоката Цыганкова. Видео, распечатка разговора

ноября 5, 2009

Для опознания педофилов, насиловавших детей, им предъявили даже фото Владимира Путина.

Толчок новому витку «делу о педофилии» дал на пресс-конференции адвокат потерпевшей стороны в деле о растлении малолетних Андрей Цыганков. Он заявил, что один из «педофилов», депутат от БЮТ Руслан Богдан предлагал ему взятку за неупоминание фамилии последнего в скандале.

В данном случае, по всей видимости, представитель Елены Полюхович имел в виду свою встречу с нардепом Богданом, которая происходила около полуночи 19-20 октября этого года. Там же присутствовал еще один адвокат – партнер Цыганкова Валерий Коновалов.

По словам Цыганкова, деньги ему предлагались в обмен на видеоматериал, который бы доказывал, что Богдан не причастен к инциденту.

Кроме прочего адвокат высказал и следующее пожелание: «Я был бы очень рад, чтобы появились и видеоматериалы и звукоматериалы, которые фиксировали эти процессуальные действия. И одна и вторая сторона узнала бы правду, Мы бы услышали отзывы господина Богдана, который подал заявление по возбуждению уголовного дела в связи с тем, что я у него вымогал деньги. И мне буквально 15 минут назад позвонили из УБОПА именно сославшись на это заявление…»

Поскольку нигде в Интернете вчера нам не удалось найти упомянутые видеоматериала, журналисты «proUA» самостоятельно озаботилось их поиском. Тем более, что сам фигурант действа утверждал на пресс-конференции, что его общение с депутатом фиксировалось на камеру. Весь вчерашний день мы провели в безуспешном поиске этого видео. И только поздно вечером в редакции раздался звонок от человека, представившегося помощником народного депутата N. Он заявил, что у него есть интересующий нас файл, и предложил подъехать в Мариинский парк, где передал видеозапись со словами: «На ваше усмотрение. Но не думаю, что там есть что-то, что вам неизвестно».

В принципе, он оказался прав… Нам известно, наверное, только то, что известно и большинству людей, внимательно наблюдающих за развитием педофильского скандала. Хотя некоторые нюансы внутреннего механизма стали для нас откровением.

Потому мы решили не излагать своего мнения по поводу увидено-услышанного, а просто выложили полностью видео на файлообменник. На своих же страницах мы разместили только заключительный пятиминутный видеофайл с той памятной встречи адвокатов Цыганкова и Коновалов с нардепом Богданом. Для желающих посмотреть и послушать должны сообщить, что громкий и напористый голос принадлежит нардепу, менее звонкий – Цыганкову, а совсем низкие звуковые модуляции принадлежат Коновалову.

Для тех же, кому не захочется слушать (картинка там все же не важная, в отличие от звука) полуторачасовую запись, мы подготовили фрагментарную расшифровку этой встречи. Сразу предупреждаем, что это не аутентичное на письме воспроизведение звука, но только основные смыслы фраз. Если мы в чем-то ошиблись, то, просмотрев видеозапись, читатель сможет исправить личное восприятие текста.

А при чем здесь Владимир Путин? Читайте и слушайте сами.

Итак. Место действия – «Сигарный клуб» на улице Кловской в Киеве. Время – ближе к полуночи 19 октября. Участники – адвокаты Андрей Цыганков и Валерий Коновалов визави нардеп Руслан Богдан.

А.Цыганков:- Давайте еще раз проговорим. Позиция состоит в том, что мне было бы проще всего довести до этой ситуации, сказать – вот, три диска – вам, вам и вам, три пакета. Но это не так обстоит…

Я совершенно серьезно говорю, это не есть шутка, это не есть технология. Потому что сейчас там пытаются доказать, что это Дегтярев там от Березовского, я когда-то представлял Могилевича… Это не есть технология. Она не приготовлена сегодня к продаже, и не вопрос цифр. На сегодняшний день есть совершенно реальный процесс. Могу вам четко сказать, мы сидим в нем не как политтехнологи, мы сидим в нем, как в уголовном деле. Начиналось все очень спокойно, пока в это дело не впихнулись Уколов, Багиров и этот Барыло, бля…

Р.Богдан: – Каким образом они попали туда? Подождите, кто был? Уколов – понятно. Уколов, предположим… Багиров – тоже куме понятно. Багиров – это тот, который первый начал заниматься, правильно?

А.Цыганков: – Да.

Р.Богдан: – Подождите, есть момент. Уколов помогает ему как кто? Как товарищ. Да? Дает деньги. Все!

А.Цыганков: – Друг детства.

Р.Богдан: – Вот дальше, вот с этого момента!

А.Цыганков: – Еще раз объясняю. Происходит следующая ситуация. Вообще, мы о том, что Уколов, стоит там за Багировым… Мы видели только мальчика, которого звали Макар Барыло.

Р.Богдан:- Как-как?

А.Цыганков:- Макар Барыло его фамилия. Это сотрудник господина Багирова. Нам клиент говорит: – «Мне позвонил Макар Барыло, сказал, что порвет меня на запчасти, чтобы я забрала заявление». У нас идет процесс. Мы не знали о существовании Уколова…

Р.Богдан:- Вы стояли на стороне жены, да? То есть, ее адвокаты?

А.Цыганков: – Да. Мы не знали о существовании господина Уколова до тех пор, пока не стал представлять интересы Полюховича адвокат Кваша. Приезжает адвокат Кваша.

Р.Богдан:- Это какой-то известный адвокат, или что?

А.Цыганков:- Более-менее что-то решает…

Р.Богдан:- Ну, вхож куда-то, да?

А.Цыганков: – Он заходит в дело, пробывает там две недели. Та барышня, которая там рядом с ней присутствовала на это время, некая Татьяна Григорьевна Калиниченко, получает звонок от Кваши, выясняется, что они вместе учились на одном курсе. Они встречаются.

А.Цыганков: – У нас был такой творческий коллективчик. Калиниченко с ней ходила, нянчилась, познакомилась и так далее…

Р.Богдан:- Так, сколько у нее адвокатов?

А.Цыганков:- Давайте еще сначала. Смотрите, знакомятся две барышни. Причем банально, где-то там, на уровне аптеки. Мне звонит Татьяна Григорьевна Калиниченко, которую я достаточно неплохо знаю и говорит: – «У меня вот у подруги такая ситуация».

Я вообще находился в Виннице, это было 13-е или 12-е апреля. Я с Винницы ехал, вот сколько пер, столько с ней и разговаривал. В машине был еще один человек. Вы знаете, говорю. Для понимания, потому что вам понимание пока нужно больше, чем то, что мы будем делать. Я говорю, скорее всего – это неперспективно, вряд ли вы что-то сумеете сделать. Мы еще с ним говорили по телефону… Потому что там дети, то-се, пятое-десятое… Поговорите с мужем, чтобы он (нрзб) оставил их в покое, никаких вопросов. И все. На следующий день звонит, говорит, что звонил Барыло от Багирова, сказал, что все, меня помножат на ноль. У нас как бы переписка есть, я ж не…

Тот ей пишет «Я отказываюсь от дела, я оклеветала собственного мужа», ну такие варианты… Потом ей начали немножко угрожать. Она отдает заявление, получает первый отказ и начинается перетягивание каната – с одной стороны мы, с другой стороны Багиров. В итоге, когда канат перетянули, парня закрыли, появляется Кваша. И вот этот Кваша встречается с Калиниченко и говорит, я этом деле участвовать не буду, я все посмотрел…

Р.Богдан:- Подождите, парня закрыли – это ваша инициатива?

А.Цыганков: – Ну, естественно, наша.

Р.Богдан: – Ну, то есть, вы выбрали какую-то доказательную базу…

А.Цыганков: – Да. Дети прошли полиграф сразу… И я вам гарантирую, что ни я, никто им вопросы не чередил… Мы не просто там стали инициаторами, а суд, когда его повели на санкцию, посчитал достаточными доказательствами. И арестовал его, как сейчас модно писать, на два месяца. Но! В духе всех вот этих скандалов суд продлил еще на два месяца.

Р.Богдан:- ОК, районный, да, это понятно.

А.Цыганков: – Не, я к чему это рассказываю. Неправильно в том смысле, что там сфабриковано или не сфабриковано. Доказательств вины вот этого папаши – с головой.

Р.Богдан:- Все, забыли. Вот это – меня меньше всего интересует. Меня интересует эта проблема как общечеловеческая. Потому что мне крайне неприятен сам факт того, что это вообще у нас происходит.

А.Цыганков:- Дальше начинается ситуация следующая.

Р.Богдан: – Вернее, это происходит везде, но то, что мы можем сделать в Украине…

А.Цыганков: – Дальше схема такая. Они встретились. Маманя узнает, что Уколов стоит за той стороной. Маманя узнает от Калиниченко, что за той стороной стоит Уколов.

В.Коновалов:- Давайте я вам проще объясню. А Уколова она тоже знает, потому что он у них был свидетелем на свадьбе. Она приходит домой, показывает сыну фотографии. Заходит на сайт Верховной Рады…

В.Коновалов: – Вот и все, и дальше пошел уже целый букет.

А.Цыганков:- По фракциям начинает распечатывать. За первый вечер она распечатала «Регионы» и БЮТ. Мальчик и говорит: – «Вот этот, Уколов, вот этот – дядя Сережа, и вот кто…»

В.Коновалов:- И этих там, Путина с Медведевым…

А.Цыганков:- Путин был потом.

В.Коновалов: – (Смеется).

А.Цыганков: – Еще раз – там они пытаются с этой Таней что-то изобретать, там ее хотят по этому факту допросить – не вопрос.

Р.Богдан:- Меня тоже уже по этому факту вызывают в МВД.

В.Коновалов: – Дальше происходит следующая ситуация. Все это было сделано, следствие входит в стадию опознания, отбираются произвольные фотографии, никаких вопросов, приглашается мальчик. Только после допроса ему говорят: – пожалуйста, по фотографиям узнаете кого-то? И он узнает. Тех же трех лиц. После этого уже берется пачка фотографий – Путина там, всех остальных. И говорят, покажи, кого ты вообще знаешь или где-то видел. И среди всех, среди этих трех дядь он берет фотографию Путина. Это был цирк, там немая сцена была. Он говорит: – «Вот этого дядю я видел по телевизору, он какой-то мэр. Он к этому отношения не имеет. Вот это вот один дядя, вот это вот второй дядя. На Терехина там было три фотографии. А это вот третий дядя». Вот все, что мы имеем в сухом остатке. Еще раз. Мы появились в апреле. Никаких там посещений или каких-то там супер-зомбирований или еще чего-то для продажи…

В.Коновалов: – Мы находимся там с апреля. И когда появились депутаты… Это уже там дала в штангу наша красавица. Взяли, написали письмо и разослали практически всем, что: смотрите, там есть депутаты, поэтому дело не идет. Это письмо везде легло под сукно. Это письмо положили под сукно Юлия Владимировна, Виктор Андреевич, Карпачева… Карпачева вообще ответила: – «Вы знаете, вы там в РОВД разбирайтесь, а меня вообще это не колышет». Потом появился на орбите, это мы уже не знаем каким образом, господин Омельченко.

Р.Богдан: – Ну, хорошо, а вот как, условно, Омельченко?

В.Коновалов: – А вот последний фигурант, который говорит, что к нему кто-то был, так к нему никто не был. Вот там мы точно…

Р.Богдан: – Это кто?

В.Коновалов: – Колесниченко.

А.Цыганков: – Ему точно никто письмо не писал. И с ним никто не виделся, сто процентов.

Р.Богдан: – Ну, хорошо, а Омельченко?

А.Цыганков: – …ну он первым начал, выступил, Колесниченко. Не Омельченко, а Колесниченко… Я вам в прошлый раз еще объяснял, что письмо еще от 7 октября. А скандал начался 12-13-го. Помните?

Р.Богдан: – Да.

А.Цыганков: – Омеля только написал письмо, и на этом все. И копию, которую мы получили. Потому что она дошла до Юли, до президента… А как уже Колесниченко взял это письмо, никто не знает. И у кого.

В.Коновалов: – Хотя он выступал, как вы видели, и утверждал, что якобы к нему обратилась мама. И вот отсюда пошла вся эта буча, которую теперь хотят сказать, что это какие-то там заказы и тому подобное.

Р.Богдан: – Колесничеснко еще вот это может быть, кстати… Он же там вроде что-то к «Артеку» хотел… Дискредитировать «Артек», чтобы потом…

А.Цыганков: – «Артек» отдельно, то, что сейчас происходит, тот же Новожилов…

Р.Богдан: – Ну, его интерес, потому что он же крымский. И я так подозреваю, что когда там была попытка попилить «Артек», распилить там, распаевать или что там, кусок земли. Не, было, было, год тому или два назад…

В.Коновалов: – Его банкротили там…

Р.Богдан: – Что-то там пытались сделать… Ну, у него интерес дискредитировать до конца, чтобы его закрыли…

А.Цыганков: – Потому ситуация будет происходить обратная. Сейчас нужно, очень грубо говоря, кого-то, чтобы по-другому… Вот сейчас надо применять…

Р.Богдан: – Ну, хорошо… Что…

А.Цыганков: – Вот все, что есть. Вот у нас это есть…

Р.Богдан: – Условно говоря… Что она предлагает? Она хочет деньги?

А.Цыганков: – Только давайте так – без фамилий. Те, кого она опознала…

Р.Богдан: – Только не она, а дети.

В.Коновалов: – Она в этом уверена на сто процентов, а после полиграфа вообще. Вот это ее позиция. Просто мы заходили еще в той ситуации, что был заявлен еще гражданский иск. Мы ей говорим, понимаете, какая ситуация? Можно ж и по-другому ее решать. Все равно эти люди к вам придут.

Р.Богдан: – Какие? Что она… Вот меня интересует конкретно, что она предлагает? Что она сделает за эти деньги? Ну, это ж не маленькие деньги!

А.Цыганков: – Наверное, мы сделаем, а не она.

Р.Богдан: – Ну, хорошо, вы сделаете.

А.Цыганков: – Ну, со временем…

Р.Богдан: – В любом случае что-то она должна сказать. Делайте, пожалуйста. Но меня интересует результат. Условно, меня интересует там диск какой-то, с ее записью о том, что она говорит, что да, вот это было дело…

В.Коновалов: – Нам нужно процессуальное действие.

Р.Богдан: – Подождите, меня интересует как раз вот больше это. Не столько процессуально…

А.Цыганков: – А именно, что меня уговорили такое сказать?

Р.Богдан: – Да.

А.Цыганков: – А если этого не было?

Р.Богдан: – Ну, как не было?

А.Цыганков: – Мы вам уже сто раз пытаемся объяснить.

В.Коновалов: – Ну почему вы убеждены, что только так было?

А.Цыганков: – Давайте так…

Р.Богдан: – Я убежден, потому что, ну вот вы были бы… Вот вы не имеете к этому отношения…

А.Цыганков: – Хорошо, я с вами согласен. Давайте начнем с этого, что… Согласен.

Р.Богдан: – Она хочет получить… Предположим, смотрите… Давайте разделим отдельно.

А.Цыганков: – Не-не-не, сейчас… Вот сейчас я вам объясню. Ей все равно.

В.Коновалов: – Значит, по девочке к вам вопросов нету. Чем проще…

А.Цыганков: – Смотрите…

В.Коновалов: – По ней вопросов нету. Если по Уколову есть, то по вам – нету.

Р.Богдан: – У кого? Еще раз.

В.Коновалов: – По второму ребенку по вам вопросов нет.

А.Цыганков: – Не опознает. Не говорит ничего.

Р.Богдан: – Отлично… Хорошо.

В.Коновалов: – Только ж вы об этом никому не говорите, потому что этого нигде нету.

Р.Богдан: – Отлично… Хорошо. Дальше.

А.Цыганков: – Я вас уже понял. Вы правильно говорите, давайте все отбросим. У вас смысл только один. Если вы говорите, что это заказ, то можно говорить о…

Р.Богдан: – Конечно!

А.Цыганков: – А если заказа нет, то нет смысла и говорить…

Р.Богдан: – А нет и основания для того, чтобы говорить, что нет. У нее есть одно основание. Оно будет понятно людям. Если она выходит, допустим, и заявляет, что да, меня там, условно, подкупили… Я не хочу называть кто, но мне вот сказали их вставить туда. Все понятно. Народу тогда все понятно. (нрзб)…которые легко вычисляются.

А.Цыганков: – Неправильно.

Р.Богдан: – Правильно, абсолютно правильно! Как только она говорит, что ее подговорили или дали ей деньги, или предложили ей дать, или что угодно, любое, ну в таком ракурсе… Тогда и…

В.Коновалов: – Она ж не одна…

Р.Богдан: – Что значит, не одна? Ее заявление важно, потому что она ближе всего к детям.

В.Коновалов: – Допустим, вы услышали, что ее подкупили. Все равно в остатке остаются дети. А их кто подкупил?

Р.Богдан: – Мать повлияла на них. Она скажет: – я повлияла на детей. Меня это интересует. Меня интересует, чтобы было вот такое быстрое решение. Вот такое решение. Она это должна сказать. Второй вопрос – что там уже будут говорить дети. Второй, третий там, четвертый… То, что они зомбированы, я вам говорю, что им внушили или там, не знаю, внедрили… Или что-то там вшили… Потому что если бы я хоть на долю сомневался, что с ними что-то сделали… Ну, как человек может показывать на мою фотографию?

А.Цыганков: – (нрзб)

Р.Богдан: – Похож? Очень похож?

А.Цыганков: – Вы не допускаете…?

Р.Богдан: – Допускаю, что очень похож там может быть, но Терехин… Я не знаю за Уколова, я его мало знаю, этого человека.

А.Цыганков: – Уберите фамилии. Вы, наверное, не знаете…

Р.Богдан: – А вот я как раз о фамилиях! Вы знаете Терехина? Да его, с трех часов самого, с ним можно заниматься этим вот. Все! Причем…

А.Цыганков: – Вот по Терехину у меня сомнений нет. Хотите, я… Вот по нему нет сомнений.

Р.Богдан: – Что он занимался этим?

А.Цыганков: – Да.

Р.Богдан: – Да ладно! Ну, вы что…

А.Цыганков: – Нет вопросов.

Р.Богдан: – Ну ладно, ОК. Я не буду утверждать, чужая душа – потемки…

А.Цыганков: – Вот давайте вы немножко поинтересуйтесь этим вопросом. Потому что я уже столкнулся… Вот я не вхожу во все эти бомонды, никогда их не обсуждаю, мне это не интересно…

Р.Богдан: – Ну, хорошо… А чего у вас тогда по мне сомнений нет?

А.Цыганков: – Не, наоборот…

Р.Богдан: – Не, правильно, правильно… А почему у вас нет, что я там был?

А.Цыганков: – Потому что у нас лежит вот этого…

В.Коновалов: – А потому что по Терехину нет вопросов….

А.Цыганков: – А потому что человек, который меня с вами познакомил, давайте начнем с этого, он полностью, во-первых, уверен, что это бред.

Р.Богдан: – Ну, хорошо, а по мне почему бред? Ладно, он в общем может быть уверен…

В.Коновалов: – По обществу, вот с теми, с кем мы общаемся, по Терехину сто вопросов. Я вам серьезно говорю. Бред это, не бред… Вот то, что я для себя поинтересовался, чисто вот так, за столами, появились там тусовочные люди…

А.Цыганков: – То с вами все нормально. Да, мужик нормальный.

В.Коновалов: – А с тем, говорят…

А.Цыганков: – Почему мы с вами и хотели поговорить…

(нрзб)

Р.Богдан: – Да, согласен.

А.Цыганков: – Давайте только вы не будете за кого-то решать, хорошо?

Р.Богдан: – Я и не ручаюсь, вот этого я как раз никогда и не делаю!

А.Цыганков: – Вот-вот… Так вот смотрите, когда я приехал первый раз к тому человеку, который нас познакомил…

Р.Богдан: – Да…

А.Цыганков: – …и когда я ему показал троих, я ему сказал: – с кем мы можем поговорить? Он просто секунду думал. С вами! Просто единственный вменяемый и нормальный человек.

Р.Богдан: – Ну, спасибо за комплимент…

А.Цыганков: – Не, ну… Вот так оно и получилось.

В.Коновалов: – Подноготная по тем – вообще вопросов нет. У нас сомнений нет по тем.

А.Цыганков: – Я же вас не знал до этой ситуации. А то, что… известность – неизвестность, у него достаточно известности…

Р.Богдан: – Не, ну я тут… Я ж вижу…

А.Цыганков: – Почему мы хотим это сделать. Потому что мы сами…

Р.Богдан: – Не, ну я не буду сто процентов утверждать, но я…

А.Цыганков: – Вы нам говорите, президенты и «Регионы», а мы вам…

Р.Богдан: – Не, ну я не буду говорить за Уколова, я его вообще не знаю. Ну, может, видел. А по Терехину – ну посмотрите на него сами, ну посмотрите…

А.Цыганков: – Они же сами виноваты. Уколов (нрзб) Только он вовремя отказался…

Р.Богдан: – Ну, я думаю, что это у него как бы не его игра…

В.Коновалов: – Пофигизм его и несерьезное отношение…

Р.Богдан: – Пофигизм и отношение могут быть его, но игра не его. Игра чья-то. Хорошо, не хотите говорить чья, скажите…

А.Цыганков: – Нет, теперь я у вас хочу спросить… Сегодня игра ваша личная или чья-то?

Р.Богдан: – Моя.

Р.Богдан: – Не, так пожалуйста… Вы же не говорите ничего. Скажите мне, что?… Что?… Что?…

В.Коновалов: – Ну, вот то, что вы говорите, я вообще не знаю, насколько это возможно. Но это не заказ, я вам серьезно говорю.

Р.Богдан: – Ну, ребята, я же перед вами сижу, я же не дебил какой-то конченый…

А.Цыганков: – Давайте, наверное, так, что на вас показали случайно. Давайте тогда так, может что-то.

Р.Богдан: – Ну ,хорошо, ну… А возможно, допустим, чтобы это было, ну, чтобы это касалось всех депутатов?

В.Коновалов: – Нет. Мы этого не видим.

Р.Богдан: – Невозможно?

В.Коновалов: – Невозможно. Для нас пока это процессуально невозможно. Вы ж поймите, что у нас (нрзб) закрыты в том…

Р.Богдан: – Я все…

В.Коновалов: – Мы ж не все можем.

А.Цыганков: – Ну, мы ж вам много раз…

В.Коновалов: – Вы поймите, у нас же еще есть…

А.Цыганков: – Тридцать тысяч фотографий. Ну, я ж вам в прошлый раз говорил.

Р.Богдан: – Да не, это я все понимаю.

А.Цыганков: – Потому что официально (нрзб) закопать.

Р.Богдан: – Около тридцати этих тысяч, тридцати двух даже, я слышал…

А.Цыганков: – Мы их не видели.

Р.Богдан: – Да, пожалуйста, ради Бога, смотрите эти фотографии…

А.Цыганков: – Вот поэтому мы и говорим, что…

В.Коновалов: – Их смотреть нужно профессионально либо там, либо…

А.Цыганков: – Месяца три.

В.Коновалов: – Потому это и не заказ. Мы пытаемся, я пытался пробиться…

Р.Богдан: – Все намного проще. В компьютер вводится две фотографии, три, и потом зашиваются все эти фотографии, фотографируются. И потом зашивается – все идентично, пожалуйста… Сейчас этих программ столько…

В.Коновалов: – Не так все это просто. Это ж не будет заканчиваться на уровне РОВД. Все будет видно, зашивается или нет.

А.Цыганков: – В РОВД такой техники, наверное, нету.

В.Коновалов: – Есть еще один вопрос. Мы сегодня об этом думали. Сегодня как раз к этому пришли. Для того, чтобы вообще этот решать вопрос, нам вообще еще надо понять, что хочет тот, который сидит. Мы себе так…

Р.Богдан: – Ну что он может хотеть… Ну, вот вы представьте, что мы были вчетвером. Дальше что?

А.Цыганков: – Наоборот, нужен адвокат, чтобы им управлял. А те адвокаты, которых разрешают, им не управляют. Мы вам в прошлый раз говорили, что слабая персональная защита, помните?

Р.Богдан: – Да.

В.Коновалов: – Ну, вот если он встанет и скажет: – да, была квартира, и мы были вчетвером. Дальше что мы будем делать?

А.Цыганков: – Мы ж не идиотизмом занимаемся.

А.Цыганков: – Понятно, что он не дурак. Вот сегодня он заявил, что якобы он готов покончить жизнь самоубийством.

В.Коновалов: – Сегодня клиент отдает вам диск, там все написано, и так далее…

А.Цыганков: – Ладно, откроем карты чуть больше. Самый большой козырь – независимость. Со мной или с ним, или завтра, или вообще без нас. Давайте так. Никто из формальных, формальных фигурантов по делу, никто им не управляет. Вот что самое опасное. Уколов смылся и забрал своего адвоката.

В.Коновалов: – А он завтра говорит: – ни фига, были трое, а я был четвертым. Дальше что мы будем делать?

А.Цыганков: – Поэтому когда вы спрашивали про гарантию, помните? Вот вам и гарантия, до тех пор, пока…

В.Коновалов: – Жалко, что я не взял в этот раз компьютер. Почитать его переписку с женой, которая у меня появилась, кстати, в апреле.

А.Цыганков: – Руслан, туда должен кто-то войти, и войти так, чтобы никто не знал откуда он пришел.

В.Коновалов: – Нам надо как-то создать схему без того, что кто-то войдет и у нас риск получается…

А.Цыганков: – Там адвокаты с той стороны больше пиарятся, чем с этой.

В.Коновалов: – У нас риск? Да нет. Мы себе решаем, а он встает…

А.Цыганков: – Когда вы хотите задать вопрос, то лучше разобраться в том, кто, ну, Уколов…

Р.Богдан: – Я ж не обманываю. Я вам сказал, как оно происходило. Мне позвонили буквально четыре дня назад и сказали, так и так. Подъедь, надо срочно вот это вот. Должны назвать твою фамилию третьей. Какую мою фамилию? Где назвать? Я ни сном, ни духом не слышал вообще ни о чем.

А.Цыганков: – Батюшка есть, Новожилов есть, а седьмого октября его нет. Понимаешь, в чем дело.

Р.Богдан: – Так более того – мне говорили, что про «Артек» еще какой-то. Да я в «Артеке», говорю, вообще никогда не был!

В.Коновалов: – «Артек» был уже ни при чем.

Р.Богдан: – Уже ни при чем? Ну и отлично. Был ни при чем – я не знал об этом, при чем он или ни при чем. Я еще раз говорю: – меня спросили про «Артек», просто есть человек, который ко мне приезжал…

А.Цыганков: – По логике вещей, вас понять можно. Тут «Артек», и чтобы забрать «Артек», можно сказать, что…

Р.Богдан: – Дискредитировать, правильно, дискредитировать! Руководителя, потом дискредитировать само место, и потом его можно там закрывать…

А.Цыганков: – В отношении «Артека» это уже доказано. Успокойтесь. Что на территории «Артека»… Так что это уже…

Р.Богдан: – Не, так я ж и говорю…

А.Цыганков: – Это уже есть, подождите, это уже есть.

Р.Богдан: – Ну, Бог с ним, что там есть!

А.Цыганков: – Правильно, вас это не касается.

Р.Богдан: – Бог им судья, тем, кто это делал… Если они это делали. Опять же таки, я склонен до последнего сомневаться.

А.Цыганков: – Правильно…

Р.Богдан: – Даже если человек говорит, что он это делал, не факт, что он это делал.

В.Коновалов: – Это дети. Что касается мамы, то это разведчик, я же говорю, покруче всех, кого угодно. Потому что я с ними провел все эти пять дней.

Р.Богдан: – Прошу прощения, как вас зовут?

А.Цыганков: – Андрей.

Р.Богдан: – Андрей… Ну, если бы я сомневался в себе… Ну, я ж не могу в себе сомневаться!

А.Цыганков: – Действительно, один раз… Он вас спутал с Уколовым. Это было. Такое было.

Р.Богдан: – Подождите секундочку. Один раз спутал, два раза спутал…

В.Коновалов: – Для того, чтобы это получить, все равно нужен процесс. И в этом процессе без нее мы ничего не сможем сделать.

А.Цыганков: – Качественно – не сможем сделать.

Р.Богдан: – Еще раз говорю: – мне нужно быстрое, четкое опровержение. Кто там, что потом будет говорить – пусть говорит. Она должна сказать… Если она хочет такие деньги… Если это просто будет тянуться процесс и будет расследование, – пусть, пожалуйста, честно, я не переживаю, я ни за что не переживаю.

А.Цыганков: – Пусть она в ближайшее время выступит, а дальше кто угодно…

Р.Богдан: – Пусть тогда идет, как идет. Расследование… Пусть тогда идет, как идет. Все равно, хуже быть не может. Я не переживаю. То есть, я переживаю, я говорю… Мне жалко детей, мне жалко того, общего факта…

А.Цыганков: – Вот для чего мы встретились… Потому что нам нужно понять, что куда.

Р.Богдан: – Я хочу, чтобы было опровержение. Более того, не просто…

А.Цыганков: – Правильно, практически сказать…

Р.Богдан: – А где я мог сказать? Я пришел, с вами только познакомился… Здрасьте, здрасьте.

А.Цыганков: – Тогда надо понять, почему мы пришли.

Р.Богдан: – Нет, я офигел не тогда, а тогда, когда мне сказали… Звонят люди и говорят, не, ну мы ж понимаем, что это бред, что это технология…

А.Цыганков: – Ну, вчера…

В.Коновалов: – Перед нами бумаги… Ну, более идиотского документа, идиотских бумаг нашему клиенту передать было нельзя…

А.Цыганков: – То, что вы спрашиваете на диске, нам передали все в письменном виде. Чтобы она это все- все подписала…

В.Коновалов: – В идиотской форме…

Р.Богдан: – Ну, я понял. Не, ну мне нужно что-то! Я не знаю, про это я ничего не знаю.

А.Цыганков: – Все-все-все…

В.Коновалов: – Вчера мы приехали, слава Богу, это было хрен знает во сколько…

А.Цыганков: – В десять вечера…

В.Коновалов: – И забрали эти бумаги у клиента.

А.Цыганков: – Ну, она вызвала…

В.Коновалов: – Принесли чуть ли не маразматично…

Р.Богдан: – О чем мы сейчас говорим? Я не могу понять.

В.Коновалов: – Человек, который уведомил Андрея о том, что вы не приедете на встречу… Мы засомневались и все-таки приехали. Человек, который приехал к нам (вы сейчас поймете), сказал: – «С кем там, бля, встречаться? Да они, бля, шнурки, бля… Надо со мной работать». И в пол-седьмого, Андрей тогда еще мог уехать на встречу, – встречи не будет.

А.Цыганков: – И вот в восемь мы приезжаем, и вот представьте себе параллель, оборот вещей… Клиентка нам звонит и говорит: – «Что, не приехал? А, я ж вам говорила, значит, те люди важнее, чем вы». И теперь этот человек приходит и приносит вот эти вот бумаги. О которых, как вы говорите на диске, а этот наоборот – приносит в печатном виде три разных заявления и на разные имена… и о разных…

В.Коновалов: – Которые мы должны еще подписать.

А.Цыганков: – Которые мы должны еще подписать.

Р.Богдан: – Вы должны подписать, где…

А.Цыганков: – Она, с ее участием… А я ж на уровне советов… Так вот… Им сколько, сто?

В.Коновалов: – Да, сто.

А.Цыганков: – Я вам скажу сто, а все остальное потом.

Р.Богдан: – Угу.

А.Цыганков: – Вот это ж тогда и встал вопрос, откуда оно пошло. Это либо самодеятельность, вот то, что вы говорите «пиар-технологии», так там черт ногу сломит.

Р.Богдан: – Не, ну давайте… Просто я ж говорю, давайте мы будем говорить более-менее конкретно

А.Цыганков: – Тут уже знаете, как получается тут…

В.Коновалов: – Если вы это хотите получить, это один вопрос, но все равно, оно на самом деле, чтобы мы не создавали… Оно ничего для вас не решает.

Р.Богдан: – Вы понимаете, что я не переживаю за самодел?

В.Коновалов: – А я вам объясняю, что напрасно. Потому что я говорю, что это наш человек – она не заказ. А как ее используют…

Р.Богдан: – Еще раз вам говорю: – я абсолютно, на сто процентов – любые экспертизы, любые детекторы… Я не переживаю, еще раз вам говорю. Чего вы тогда со мной разговариваете? Сомневаетесь?

А.Цыганков: – Нет, не сомневаемся, наоборот.

В.Коновалов: – Дайте нам время, я пообщаюсь.

А.Цыганков: – Если вы верите, что есть там какие-то управления-технологии, то точно так же ею могут управлять, скажут – знаешь что, это брехня, давай мы уберем этих адвокатов, найдем тебе других, которые будут ею еще по-другому управлять. Вот о чем он хочет сказать.

Р.Богдан: – Не понял тогда, о чем речь.

А.Цыганков: – Ну, в прямом смысле, если верить тому, как вот вы пришли, что это заказ, что она управляется, и задача чья-то там… То тогда за пять месяцев можно было убрать его и поставить другого адвоката, который бы там говорил, что…

Р.Богдан: – А кто убирает? Кто может убрать адвоката?

А.Цыганков: – Если был бы заказ…

Р.Богдан: – Не, подожди… Кто может убрать? Человек нанимает…

А.Цыганков: – Вот в том-то и дело.

В.Коновалов: – Из дела адвоката убрать не так сложно. Если работать совместно с клиентом и вместе с ментами. Совместно, я говорю. Клиент только может убрать.

А.Цыганков: – Конечно.

В.Коновалов: – Или менты.

Р.Богдан: – Какие менты?

В.Коновалов: – Есть приколы разные.

Р.Богдан: – Арестовать там или задержать?

А.Цыганков: – Не, вообще…

В.Коновалов: – По дури сделали, допросили как свидетеля.

А.Цыганков: – Взяли заявление там неправильно…

Р.Богдан: – Хорошо…

А.Цыганков: – Мы друг друга поняли…

Р.Богдан: – Давайте мы возьмем паузу. Мы тогда по-прежнему будем…

А.Цыганков: – Ну да.

Р.Богдан: – Давайте ближе к делу, скажите, что мне нужно…

А.Цыганков: – Дайте нам поговорить.

Р.Богдан: – Я, к сожалению, ни дать, ни взять не могу… Поэтому говорите вы уже. Разговаривайте, а там уже как оно…

А.Цыганков: – Мы поговорим…

А.Цыганков: – То есть, я так понимаю, что формально мы все согласны только на обмен на конкретные (нрзб)

Р.Богдан: – Я плачу деньги за что?

А.Цыганков: – Я правильно понял?

Р.Богдан: – Конечно.

А.Цыганков: – Мы друг друга правильно поняли.

В.Коновалов: – Могу вам сразу сказать, что после этого заявления мы свою позицию в деле на противоположную менять не будем. Ну, то есть, она идет в комплекте. Чтобы это было понятно, потому что…

Р.Богдан: – Хорошо…

А.Цыганков: – И если будет договоренность, нам нужен адвокат. Хотите, можете дать своего. Нам нужно… Подумать вам, вот… Обязательно нанять адвоката к «бандитам».

В.Коновалов: – Мы их «бандитами» называем, ну кто сидит.

А.Цыганков: – Обязательно, Руслан, ну серьезно. Пусть ваша компания (нрзб) Это очень сложно (нрзб) Вы себе не представляете…

В.Коновалов: – Тут еще непонятно кто больше раздул – депутаты раздули, или он по ВКМ. Знаете, что такое ВКМ? Внутрикамерная разработка. Который мог по ВКМ стукануть.

Р.Богдан: – Это, в смысле, находясь там?

А.Цыганков: – Да.

Р.Богдан: – Ну, там стукануть, или привязать, или проработать.

В.Коновалов: – Проработать. Его проработать могли. Ну, давайте так. Он сидит рядом, статья неважная. Что ему остается делать? Если Уколов там, может быть, и не участвовал… Он берет трубку и говорит, что якобы Уколов. Это называется ВКМ, внутрикамерная разработка. Отсюда все и пошло. А потом уже была мама. (нрзб) То есть, были не мы, и не мама, а он… (нрзб)

Р.Богдан: – Ну, это уже не мой…

А.Цыганков: – Я согласен, пусть кто-то дернет вот этого, как его, вот так вот… И пусть разберутся.

Р.Богдан: – Я знаю, кому сказать.

А.Цыганков: – И пусть разберутся, что там кто кому давал.

А.Цыганков: – (нрзб)

Р.Богдан: – Это что, Уколов?

А.Цыганков: – Да, почитайте его интервью.

А.Цыганков: – Вот за это голова и должна болеть. (нрзб) же получается, а потом деваться некуда будет.

Починають виходити з ресторану.

А.Цыганков: – Да, я возьму.

Р.Богдан: – А счет есть?

До свиданья.

На улице (нрзб)

В.Коновалов: – …да там больше непонятно, кто виноват – мама или он.

А.Цыганков: – Ну, когда вы?

Р.Богдан: – На днях. Я сам позвоню. Мне все равно. Можете сами набрать. Все, спокойной ночи.


proUA.com

2 564 переглядів

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.

ТАКОЖ ПО ТЕМІ

ОСТАННІ РОЗСЛІДУВАННЯ


БанкИск - Сообщество обманутых банками клиентов
Украина онлайн статистика Спротив. Часопис про свавілля влади та громадський спротив незаконним діям