RSS

Здание облсовпрофа в Николаеве пытались захватить под видом семинара

августа 21, 2008

В воскресенье, 16 ноября, Дом союзов облсовпрофа, который находится на углу улиц Адмиральской и Лягина, пытались захватить силой. Около 13.30 неизвестные люди пытались пройти в здание, якобы на семинар, но охранники Дома профсоюзов их не пустили. Позже к зданию подкатили на двух микроавтобусах крепкие ребята, которые принялись выламывать двери здания. Однако прибывший на место беспорядка наряд милиции остановил «захватчиков». «Участники семинара» побродили еще некоторое время у стен здания и разошлись.

Поскольку эти события вызвали определенный резонанс в городе, корреспонденты «Новостей N» решили обратиться за разъяснениями к председателю Николаевского областного совета профсоюзов Маргарите Сапожниковой…

Маргарита Александровна, расскажите, как происходил захват здания.

— Нас заранее, еще в субботу, Федерация профсоюзов Украины предупредила о возможной провокации. В воскресенье, в выходной день, мы вышли на работу. Посмотрели: у нас на этот день арендовали зал в 11 часов для проведения семинара. Начали разбираться, поднимать документы. К сожалению, никаких официальных документов не было.

Какие это должны были быть документы?

— Обычно пишется письмо, что мы, такая-то организация, просим арендовать зал на такое-то время, с указанием, что конкретно будет проводиться. К сожалению, этого не было. Но мы опросили работников, которые общались с этими людьми. Сказали, что приходила девушка, попросила зал. Ей рассказали, какие документы для этого нужны. Она говорит: «Я вам сейчас деньги дам, а письмо подвезу через полчаса». Это было три недели назад. И, в принципе, в течение трех недель, естественно, никакого письма нам не подвозили. Никаких координат нам не оставили. В 11 часов мы ждали, кто же придет на семинар — никого не было. Уже где-то около трех часов начали собираться люди, подошли к дверям, дверь открыли и сказали: «Мы пришли на семинар». Мы начали их расспрашивать, какая организация заказывала семинар, какая тема семинара. Никто ничего не мог ответить. Вообще, никакой организации они не называли — молчали. Только показывали корешок, что деньги они сдали, и ломились: «Пустите нас на семинар». Мы говорим: «Мы не можем вас пустить на семинар. Сегодня выходной день. Предупредить вас заранее мы не могли, так как вы не оставили никаких координат».

А как они вообще представлялись? Религиозная организация, политическая, общественная… Что они говорили?

— А ничего не говорили. Вот пустите нас на семинар, и все. Один мужчина говорит: «Я из Харькова приехал, а вы нас не пускаете». Женщины говорят: «Мы бухгалтеры». Другие говорили, что из Пенсионного Фонда. То есть, я так понимаю, каждый собирал, кто кого мог, и толком тоже не мог объяснить, что здесь должно проводиться и зачем. Главное было — сосредоточить людей у здания. И в принципе, первые люди были, в общем-то, взрослого, «бухгалтерского» вида. Вполне возможно, что, может быть, когда-то где-то они ими и работали. А потом подъехали два микроавтобуса, один возле Русского театра остановился, другой здесь, на Лягина. Вышли оттуда молодые люди и направились сразу к нашим дверям. Когда я получила звонок — предупреждение о том, что возможна провокация — я позвонила в администрацию, в управление внутренних дел, в управление Службы безопасности. То есть, предупредила о том, что могут быть какие-то неправомерные действия. Мы с ними договорились держать связь — если что-то случается, мы их вызываем. Поэтому, когда молодые ребята начали расшатывать нам дверь, она начала скрипеть и те швабры, которые заложили наши уборщицы за ручки, начали выпадать, мы принялись звонить в милицию с просьбой приехать, потому что нарушается общественный порядок. Милиция подъехала, сотрудники УВД переговорили с этими людьми. Они чуть-чуть спустились ниже ступеней нашего здания и где-то часа полтора стояли, что-то там обсуждали, голосовали, поднимали руки, хлопали. Мы так и поняли: раз поднимают руки и голосуют, то, значит, принимают какие-то предложения, выносят какие-то решения.

Сколько всего было «захватчиков»? Хотя бы примерно.

— Мы посчитали — около сорока человек. Часть людей, которые постарше, рассредоточились. Ну, раз не уходили, наверное, тоже в чем-то участвовали?

Вы связывались с Федерацией профсоюзов, чтобы как-то доложить обстановку?

— Когда я поговорила со своими коллегами из других регионов, оказалось, что в этот день у многих моих коллег под видом таких вот «семинаров», для проведения которых оформлялась аренда помещений чуть ли не месяц назад, были произведены аналогичные действия.

— И в каких городах, кроме Николаева, это было?

— В Виннице был «семинар». В Луцке был «семинар». В Ровно был «семинар»… То есть, людей впустили, а они там остались. И в самом Киеве, в здании Федерации профсоюзов Украины, тоже был «семинар», на котором якобы рассматривали вопросы театров, но на самом деле они тоже не хотели уходить — принимали решение о том, что они переизбирают профсоюзные органы, поскольку они якобы уполномочены это делать. Наши коллеги там тоже вызывали милицию, пытались как-то выдворить людей. Потому что это явное нарушение: время семинара прошло, а люди остаются в здании и отказываются покидать помещение. Во Львове был захват здания, в Одессе был захват здания. Имуществу там нанесли вред, сейф пытались вскрыть, изъять оттуда документы. Искали печать и уставную документацию.

Кто, по вашему мнению, был заинтересован в этом?

— Мы подозреваем, что это происки альтернативных профсоюзов. К сожалению, сегодня развелось очень много профсоюзных организаций. Законодательство позволяет их регистрировать. Три человека собрались, назвали себя профсоюзом в защиту кого-то или чего-то, зарегистрировались. Это может быть фиктивный профсоюз внутри такой же фиктивной организации, маленького предприятия. Законодательство построено таким образом, что созданы все условия для того, чтобы такие организации могли расти и развиваться. Плохо то, что такие группки, назвавшись профсоюзами, начинают обманывать людей. Видя профсоюз, люди представляют себе как-то традиционно: вот, профсоюз, защита рабочих. Но очень часто под видом таких «профсоюзов» оказываются бизнесмены, предприниматели, депутаты разных уровней, которые, по сути, не имеют никакого отношения к профсоюзному движению.

Попытка захвата вашего здания происходила неожиданно, или все-таки были какие-то поползновения и раньше?

— В последнее время в средствах массовой информации появились статьи, что профсоюзы, которые составляют сегодняшнюю Федерацию профсоюзов, — плохие, «карманные», мы плохо управляем имуществом, что нужно сделать «переворот»: переизбрать, выбрать «правильных» руководителей, которые работали бы на общину. То есть, в конечном итоге речь все равно шла об имуществе. Все, что в печати было в последнее время от имени этих мнимых профсоюзов, сводилось к тому, что мы плохо управляем имуществом. Ну, даже если мы, допустим, плохо работаем, а кто-то хочет сказать, что он лучше работает, то что, для этого нужно по-бандитски захватывать здания? Я думаю, что все-таки не этим нужно демонстрировать свое желание лучше работать.

А известно, что это была за организация и кто за ней стоит?

— Я не могу сказать с полной уверенностью, поскольку у меня нет неопровержимых доказательств. Но в последнее время — вы можете проследить это и сами — постоянно льется грязь в адрес нашей организации, всей Федерации профсоюзов Украины. Мы, Николаевский областной совет профсоюзов, как раз входим в эту организацию. То есть, проводится очень масштабная акция. Вы же видите, что сработали по всей Украине, и в один день. Акция заранее отрабатывалась, планировалась. И не зря помещения для проведения «семинаров» брались примерно за три недели — чтобы было время для подготовки этого действа. Мы подозреваем, что это альтернативные профсоюзы. Но, к сожалению, я не могу сказать уверенно, потому что мы даже не знаем, что это за организация. Если бы хотя бы мы знали, то уже давно все необходимые документы были бы в суде. У нас такой информации нет. Но я просто как человек понимаю, что такую акцию могут спланировать только те люди, которые имеют очень высокое положение, достаточный вес в обществе и, конечно, достаточные финансовые средства. Если бы наш, так сказать, коллега из альтернативных профсоюзов Мирослав Якибчук, которого мы подозреваем, имел так много денег, он бы давно уже что-то сделал. Он приходил к нам — мол, давайте вместе пойдем на выборы. Мы говорим: «А чего вы не хотите сами пойти на выборы?». А он говорит: «У меня даже нет 100 тыс., чтобы внести залог».

Когда это было?

— Это было в прошлом году, когда проводились выборы в Верховную Раду.

Этот Якибчук, о котором вы говорите, какую организацию возглавляет?

— Национальный форум профсоюзов Украины. Это те альтернативные профсоюзы, которые (я подчеркиваю — возможно) провели и организовали вот такую провокацию. Может быть, вы видели — по телеканалу «Эра» в течение долгого времени шла реклама: мол, выходите на митинг 18 ноября, чтобы отстоять свои права.

Я как раз хотел у вас об этом спросить. Так это не ваш митинг?

— Нет. Это не мы. Это не наше мероприятие. Даже в рекламках, которые раздавали, было написано: «Мирослав Якибчук, лидер организации профсоюзов Украины». Понимаете, у нас нет ОДНОЙ организации профсоюзов.

Кстати, вчера я был на этом мероприятии, спрашивал: «А Маргарита Сапожникова будет среди выступающих?». Мне говорят: «А кто это такая?».

— Ну, вот. Потому что это были не наши люди. Но, к сожалению, они были с нашими флагами.

Как так получилось?

— Воспользовались они нашими флагами, хотя непонятно, откуда они их могли взять. У нас в областном совете их меньше находится, чем было вчера выставлено на этой акции. Хотя в заявлении, которое подали в горисполком, было написано: «Областная организация профсоюзов малых инновационных предприятий». Но мы такую организацию исключили еще в 2005 году — за то, что она не выполняла наши уставные требования. Лично я работаю уже шесть лет, но нигде не видела и не слышала этой организации. Подобное наводит на мысль, что это все-таки провокации, которыми пытаются дискредитировать нашу деятельность, нашу организацию, пытаются таким неправедным путем сегодня подменить наши органы. Конечно, если кто-то выходит с нашими флагами, то у человека, особенно непосвященного, сразу же появляется симпатия: «Посмотрите, профсоюзы вышли, права рабочих отстаивают». Но почему-то эти флаги сдавались не в наш Николаевский областной совет профсоюзов, а куда-то «за угол» относились. Да, требования, которые озвучивались на этом митинге — это и наши требования. Мы тоже считаем, что сегодня проект нового Кодекса законов о труде очень дискриминационно ударяет по правам рабочих. Мы с прошлым созывом Верховной Рады очень скрупулезно работали над этим Кодексом. Около двухсот у нас было противоречий, мы дошли буквально до пятнадцати. Потом раз — Верховную Раду переизбрали, опять начинается новая работа. А Кодекс-то не принят? И опять начинается новый виток, опять переговоры, опять первоначальная редакция, новый поиск компромиссов и работа в комиссиях…

Мы ведем переговоры с работодателями, чтобы они не принимали радикальных мер. Я сегодня была на областной комиссии, где обсуждались вопросы задолженностей по заработной плате. Руководители говорили: «У меня нечем выплатить заработную плату, потому что со мной не расплачиваются». То есть, есть объективные обстоятельства, которые нельзя так сразу изменить, просто выйдя на улицу. Если предприятие остановилось, а мы выйдем на улицу, то неужели оно сразу заработает? Нужно не только путем митингов пытаться что-то решить. Наша Федерация профсоюзов Украины, конечно, не исключает такой формы работы, как митинг и забастовка. Но мы считаем, что нужно использовать разные формы работы профсоюзов с властью и с работодателями. В данной ситуации, в ситуации мирового кризиса, надо сначала попытаться договориться и взять на себя обязательства. Если уже не получилось договориться или кто-то отказывается выполнять свои обязательства, тогда надо выходить на улицу. А то получается так: с нашими флагами, с красивыми лозунгами — и что? Ну, постояли у памятника Ленину, поговорили, а дальше что? «Предупредили». Кого вы предупредили? Они же говорили, что у них «предупредительная» акция. Может, надо было к представителям власти подойти. А так, кого вы предупреждали? Или это только голословные заявления? Очень обидно, когда красивыми, правильными словами начинают путать народ. И, по большому счету, за этим, наверное, стоят какие-то совсем другие цели и задачи.

А как вы полагаете, каким образом эти люди были правомочны снять руководство нынешних профсоюзов? Они что, каким-то образом входят в ваши профсоюзы, являются их представителями?

— К радости, у нас нет таких членов профсоюзов, которые там были. Во всяком случае, мы их не видели. Просто есть такая форма: вы написали протокол, проголосовали двадцать человек и сказали: «Сапожникова плохая, давайте ее снимем», и подали в суд. В суде они скажут, что Сапожникова уже не является руководителем, что ее переизбрали, а она не освобождает помещение. И суд будет вынужден принять решение в их пользу.

И поставить на место руководителя того, кого они хотят…

— Может быть, и нет. Может быть, они и откажут. Но они должны разобраться, правильно? Сегодня у них была первая попытка захватить печать и уставные документы. Это легче всего. Это рейдерство. Есть печать — значит, есть доступ к банковскому счету, можно подать, куда нужно, документы о том, что кого-то переизбрали и т.д. А Сапожникова — она уже никто… Но так, как они хотели — не получилось. Сейчас может быть такое — и нас уже предупредили юристы — что эти протоколы, которые они приняли под нашим зданием, пойдут в суд. И мы втянемся в многомесячную тяжбу.

Что вы планируете в будущем? Как обороняться будете?

— Мы всегда стояли на букве Закона. Мы не можем позволить себе нарушать законодательство. Поэтому будем действовать в рамках правового поля.

А что вы сейчас делаете для защиты своего здания?

— У нас круглосуточно дежурят вахтеры, которые состоят в нашем штате. Но мы понимаем, что для таких ситуаций этого недостаточно. Поэтому для охраны здания мы заключили договор с милицией.

Я думаю, вся эта возня вызвана тем, что в декабре у нас должен быть съезд, на котором будет избран новый председатель Федерации профсоюзов Украины. И, по всей видимости, то, что происходит — это попытки вмешаться в данный процесс.

Как часто у вас проходят съезды?

— У нас съезды проходят раз в пять лет, по уставу. Последний был в 2005 году. Но дело в том, что наш председатель, Александр Юркин, в связи с тем, что его обвинили в непрозрачности действий, сложил свои полномочия. И сейчас его обязанности исполняет один из заместителей.

С вашей стороны будут какие-то жалобы, иски в суд, чтобы прекратить посягательства на должности и имущество?

— Если, не дай Бог, кто-то придет к нам с протоколами и будет вынуждать нас уходить отсюда, то, конечно, мы будем обращаться в суд за защитой своих прав. У нас есть устав, в котором описан порядок избрания и переизбрания руководства. Есть у нас фамилии членов совета. Есть члены совета, которые правомочны переизбирать. Мы — общественная организация. Если кому-то что-то не нравится, кто-то хочет кого-то заменить, то все равно должна быть соблюдена определенная процедура. Если организация, которая входит в наш совет профсоюзов, с чем-то не согласна, она выдвигает своих кандидатов, делегатов. И для того, чтобы провести внеочередной съезд, нужно две трети голосов членских организаций, что они хотят нас переизбрать, потому что недовольны нашей политикой.

А почему вы сейчас не можете подать в суд? Все-таки была попытка проникновения, были зафиксированы факты нарушения общественного порядка…

— Пока что мы в суд ни на кого не подавали, поскольку у нас нет четкой уверенности в том, кто все эти гадости нам делает. А если мы не знаем, кто виноват, то смысл подавать в суд? А главное — НА КОГО?..

1 445 переглядів

БанкИск - Сообщество обманутых банками клиентов
Украина онлайн статистика Спротив. Часопис про свавілля влади та громадський спротив незаконним діям