RSS

Все по дефолту. Расследование

мая 28, 2019

60996849_2220566304686666_4270644393691578368_n

— Кто этот мощный старик? – спросил редактор Financial Times репортера, бравшего интервью.
— О, это гигант мысли, отец украинской демократии и особа, приближенная к Зеленскому.

Итак, в интервью ключевому экономическому изданию Запада Коломойский выступил за объявление Украиной дефолта. Уточнив, что Греция и Аргентина уже объявляли дефолт – и ничего.

Во-первых, уже интересно, на какие страны Коломойский предлагает ориентироваться Украине – на Аргентину и Грецию. Во-вторых – не совсем ничего. И даже совсем не ничего. В 2001 году после объявления дефолта в Аргентине произошел обвал песо (национальной валюты), экономика за первый год упала втрое, Буэнос-Айрес охватили беспорядки и мародерство. И длилось это «ничего» 12 лет. Именно через такой срок экономика вышла на докризисный уровень.

К сожалению, не все украинцы могут позволить себе выехать на подобный неблагоприятный период в Израиль или Швейцарию и, глядя на волны Красного моря или гладь Женевского озера, подождать, пока «ничего» закончится. Да и закончится ли? В Аргентине сейчас очередной виток перманентного экономического кризиса, инфляция 25%, а рост ВВП – 2,9%. У Греции рост ВВП – 1,4%. У нас – 2,4%. Пока что.

Да и с Грецией Коломойский лукавит. Ни слова о беспорядках в Афинах, закрытии банков, блокировании платежей и лимита на снятие 60 евро в сутки. И главное: греки не объявили дефолт и стали автономными. И не пошли на поклон к Москве, как намекал премьер Ципрас. А наоборот – Ципрас поехал договаривается о третьем пакете помощи в Берлин и Брюссель. И получил новые транши в обмен на реформы: на жесточайшие меры бюджетной экономии, приватизацию, сокращение пенсий и социальных выплат.

И только в августе прошлого года, после выполнения взятых на себя обязательств Греция впервые за восемь лет получила право одалживать деньги на финансовых рынках, а в Европейском стабилизационном фонде заявили, что только благодаря беспрецедентной финансовой поддержке Греция смогла модернизировать свою экономику и восстановить доверие инвесторов. И после выхода из кризиса безработица в Греции – 20%, среди молодежи – свыше 40%. И Аргентина, и Греция продолжают выплачивать долги МВФ.

Кстати, Игорь Валерьевич не упоминает еще одну страну, объявившую дефолт. Россию. Там в 1998 году рубль упал втрое, банковская система была парализована полгода, а в 2000 году пришел спаситель нации – Путин. Очень показательный пример, Игорь Валерьевич — напрасно не упоминаете.

Но не будем отвлекаться. Так вот, Коломойский даже не ведет речь о реструктуризации, а просто говорит о том, что нужно отказаться от выплат долгов МВФ. И самое интересное здесь состоит в том, что говорит об этом Коломойский в момент, когда национальная экономика вполне дееспособна.

Власть барыг довела платежный баланс Украины до профицита в 300 миллионов долларов за первый квартал. Moody’s говорит, что задержка транша МВФ на несколько месяцев не приведет к существенному ухудшению способности Украины обслуживать внешний госдолг. А советник Зеленского и директор Фонда Блейзера Устенко уверен, что в краткосрочной перспективе Украина сможет удержать макрофинансовую стабильность без очередного транша МВФ, однако в долгосрочной перспективе стране необходимо продолжать сотрудничество с фондом.

Это заявление Устенко наглядно демонстрирует критический дефицит спикеров у Коломойского. Вот не говорил бы Устенко вторую часть фразы – хорошо было бы. А так приходится все делать самому.
Коломойский не может ждать октября или, тем более, декабря. Ему нужно испортить отношения страны с МВФ здесь и сейчас. Игорь Валерьевич, как всегда, играет вдолгую.

Отношения в треугольнике «Коломойский-Украина-МВФ» можно описать с помощью диалога из фильма «Формула любви»:

Коломойский Украине:

— Эй, крестьянка! Приходи вечером на сеновал!

Украина Коломойскому:

— Приду, но с кузнецом МВФ!

Коломойский:

— Зачем нам МВФ?

Зачем МВФ с его миссиями, требованиями реформ, контроля над расходами, рынка и т.д., когда на повестке столько важного? Во-первых, нужно отжать обратно Приватбанк. Игорь Валерьевич уже заявил, что готов принять 24% акций банка, и не отменять национализацию.

«Дайте мне точку опоры – и переверну Землю», — сказал когда-то Архимед. «Дайте мне хотя бы одну акцию – и отожму любое предприятие», — сказал когда-то другой великий человек – любимый ученик Коломойского Геннадий Корбан. А мы знаем по примеру Укрнафты, что любое госпредприятие, где у Коломойского хотя бы одна акция, быстро перестает быть государственным де-факто. И в лучшем случае (а такие случаи у Игоря Валерьевича – редкость) просто перестает приносить прибыль государству. Конечно, МВФ будет очень против этого восстановления справедливости.

Да и много кейсов впереди. Приватизация Центрэнерго и других энергетических активов. Перевалка в Южном. Правильное открытие рынка земли. Очень, очень можно хорошо покуролесить.

А дефолт, что даст дефолт? Тут надо разграничить, что даст дефолт Коломойскому и что он даст избирателям Зеленского.

Избирателям он даст обвал гривны, сокращение рабочих мест и снижение покупательной способности населения. Как это было в 2014. Потому что зарубежные инвесторы начнут массовый исход из страны, сброс украинских долговых бумаг и вывод капиталов. Крупные украинские компании не смогут привлекать внешние заимствования, и будут вынуждены сокращать производство и персонал. А НБУ будет вынужден тратить резервы на удержание гривны.

А что дефолт для Коломойского? О, рынок подешевеет. И вот тогда нужно будет скупать активы, а не сейчас, как это делает нелепый Тигипко, -уверен Игорь Валерьевич.

Когда начнётся турбулентность и пассажиры забегают по салону – вот тогда за копейки можно будет скупить весь багаж. Ресурсы для этого есть, потому что бизнес Коломойского – экспорт сырья за доллары.

Сам Коломойский уверен, что «как другие пассажиры не знаю, а я так точно долечу». И точкой назначения считает президентские выборы в США в ноябре следующего года. На которых, по мнению Игоря Валерьевича, победит Джо Байден. Кандидат от Демократической партии, представителей которой, например, члена Палаты представителей Конгресса Дебби Мукарсел-Пауэлл, поддерживает Коломойский.
Именно поэтому Коломойский с задорным и многозначительным лицом принимает пинки, которыми его награждает команда Трампа. И обещает вывести на свет Божий субчиков. И поэтому окружение Зеленского не отвечает на звонки Джулиани. И этим объясняется poker-face Зе-команды в ответ на новости о том, что миссия МВФ то ли уезжает, то ли продолжает.

Если раньше в фарватере стратегии Коломойского шел только «1+1», то сейчас, похоже, начинает двигаться вся страна.

И поэтому проблема-то как раз не в шаурме, не в факинг-отрасли, и не в старушке-Британии.

Выстраивать публичную риторику Зеленский сможет научиться. Как смог Янукович. А вот научится ли Зеленский быть чем-то (не говоря уже о кем-то) ну хоть чуть-чуть отдельным от Коломойского?

Как это сделать, Зеленскому уже намекал Джулиани, спрашивая об аресте Игоря Валерьевича. Ну это сказка, которая не станет былью при президенте Зеленском. А вот на вполне выполнимый совет шведского экономиста и старшего научного сотрудника Atlantic Council Андерса Аслунда об обязанностях президента Зеленскому стоило бы обратить внимание.
«Это (дефолт) самая глупая идея которую мне приходилось слышать. До конца этой недели Зеленскому следовало бы сделать заявление, что он не допустит дефолта Украины из-за государственного долга. Это входит в обязанности президента, ведь он должен сохранить спокойствие на финансовых рынках», — написал Аслунд.

У Зеленского было три варианта реагирования на слова Коломойского: первый, уже успешно опробованный – промолчать, второй, стремный – сделать заявление в интересах экономической безопасности страны, которую он возглавил, и третий вариант, смешной, который точно понравится Лысому. Повторить слова «Я вам ничего не должен. Я должен только своим родителям».

Зе-команда выбрала четвертый вариант, промежуточный между тремя. Разумков дал перепуганный комментарий на пресс-конференции о том, что «в сегодняшних условиях это малоэффективный путь, и вряд ли Украина сможет по нему пойти».

Если бы Разумков отреагировал словами экономиста Аслунда – «самая глупая идея, которую мне приходилось слышать» — никаких вопросов бы у общества не было. Ответ же Разумкова с этими «вряд ли» и «в сегодняшних условиях» — это просто внесение вопроса в повестку дня. Чтобы добиться абсурдного решения, сначала нужно устроить публичную дискуссию и адаптировать общественное сознание к предлагаемому градусу идиотизма. Ну а потом проиграть дискуссию, сославшись на то, что «сегодняшние условия» поменялись, и превратились в завтрашние, и поэтому «вряд ли» теперь превратится в «возможно», а затем – в «другого выхода нет».

Національний банк України Міністерство економічного розвитку і торгівлі України Міністерство фінансів України Кабінет Міністрів України U.S. Embassy Kyiv Ukraine

Сергей Федорчук, Національне бюро розслідувань України

13 переглядів

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.

ТАКОЖ ПО ТЕМІ

ОСТАННІ РОЗСЛІДУВАННЯ


БанкИск - Сообщество обманутых банками клиентов
Украина онлайн статистика Спротив. Часопис про свавілля влади та громадський спротив незаконним діям