RSS

От чего и как надо защитить вкладчиков Приватбанка. Расследование

апреля 6, 2015

Privat5-500x332

 

 

 

 

Президенту Порошенко пришлось в буквальном смысле отвечать за «Приват». Заявив, что банк «чувствует себя мощно и стабильно» и что «мы никаких проблем с „Приватом“ не допустим», глава государства фактически взял на себя персональную публичную ответственность за состояние дел в банке, принадлежащем его «заклятому другу» Игорю Коломойскому, а также Геннадию Боголюбову.

При этом Порошенко напомнил, что глава НБУ Валерия Гонтарева также заявила, что государство будет поддерживать стабильность и эффективность функционирования Приватбанка. “И я как президент полностью поддерживаю такие действия правительства и Нацбанка по обеспечению стабильности «Привата», — подчеркнул он, тем самым подразумевая, что фактически одобряет выделение этому банку миллиардов гривен рефинансирования НБУ.

Этим заявлениям сложно не поверить, учитывая, что по состоянию на 1 февраля с.г. человек по фамилии Порошенко числился в списках крупнейших VIP-клиентов банка как собственник депозита на 50 млн долл. Однако президентские заявления вовсе не снимают проблему, состоящую в том, что от платежеспособности одного банка напрямую зависит состояние всей финансовой системы страны, да и экономики в целом. Не говоря уже о том, что у государства, в случае чего, точно нет денег для компенсации 245 млрд грн его обязательств, из которых 140 млрд приходится на депозиты населения (на 1 марта 2015-го). Миллионов пострадавших вкладчиков «Привата» было бы более чем достаточно, чтобы собрать майданы во всех крупных городах Украины. Власть об этом знает. Владельцы — тоже…

Прежде по-тихому обсуждавшаяся в очень узких профессиональных кругах, эта проблема оказалась под софитами общественного внимания в ходе последнего шестидневного «сюрреалити-шоу» с участием совладельца Приватбанка. Именно тогда напомнило о себе то обстоятельство, что судьба минимум каждой четвертой гривни на депозитах украинских граждан зависит непосредственно от того, договорятся ли всего два человека. Как минимум один из которых, к тому же, чересчур эмоционален и несдержан…

После того, как между Порошенко и Коломойским было заключено этапное перемирие, стороны договорились и о «компенсационных пакетах». В них, по сведениям источников ZN.UA, содержится и увесистая порция нового рефинансирования для Приватбанка от НБУ. Так что непосредственная угроза серьезных осложнений в банковской системе из-за «конфликта на высшем уровне» отступила. За вздохами облегчения по этому поводу никто так и не сформулировал вопрос: как же так вышло, что теперь вся страна должна вытаскивать банк Коломойского и его ФПГ? Да и надолго ли облегчение, учитывая характеры фигурантов и масштабы проблемы?

И наконец, главное — существуют ли способы нейтрализации накопившихся угроз? Тем более что проблемы характерны не только для Приватбанка, но и для всей банковской системы.

С фасадной стороны

По данным НБУ, на начало 2015 г. за Приватбанком числилось 15,5% всех активов банковской системы (204,6 млрд грн). При этом он сконцентрировал 19,7% всех средств банковских клиентов и, в частности, более четверти (25,5%) всех депозитов населения. По абсолютному большинству показателей и рыночных долей учреждение в разы обгоняет даже ближайших преследователей.

Возможно, кто-то из въедливых читателей подметит, что до показателей, скажем, группы «Райффайзен», контролирующей более 30% австрийского банковского рынка, или «Сбербанка России», на долю которого приходится около половины сферы банковских услуг в РФ, Приватбанку еще далековато. Так что вроде бы и есть куда расти. Однако здесь необходимо учитывать его негосударственное происхождение и довольно непродолжительную по сравнению с вышеназванными финучреждениями корпоративную историю. А также весьма своеобразную специфику ведения бизнеса и манеру конкурентной борьбы, на которых мы остановимся чуть ниже.

А пока отдельно упомянем об усиливающихся с каждым годом позициях Приватбанка на рынке платежных систем, особенно по количеству выпущенных платежных карт и инфраструктуры их обслуживания. Согласно последним данным НБУ на 1 января 2015 г., на долю «Привата» приходилось около половины всех выпущенных активных платежных карт в банковской системе (или более 16,3 млн). Среди их держателей — миллионы пенсионеров и работников бюджетной сферы, в том числе учителей, медицинских работников и студентов. Также на долю этого учреждения приходится 53% всего банкоматного «парка» в стране (19,4 тыс. банкоматов и терминалов самообслуживания) и более 53% платежных терминалов (109 тыс.). Именно приватовскими терминалами обслуживается более половины предприятий в сфере торговли и услуг (51%, или более 63 тыс.).

Согласно информации на сайте Приватбанка, в его почти 2,5 тыс. отделений сегодня обслуживаются 14,6 млн индивидуальных и 334 тыс. корпоративных клиентов. Правда, в комментариях для ZN.UA в банке почему-то привели несколько иную цифру — 230 тыс. корпоративных клиентов.

Как часто отмечают финансисты, на сегодняшний день «Приват» уже является «отдельной системой в банковской системе» страны. Не умаляя заслуг его менеджеров, все же отметим, что как достигнутые за последние годы показатели, так и возможное дальнейшее наращивание рыночных долей сложно назвать позитивом для системы в целом. Исходя из многих соображений, в том числе и с оглядкой на факторы концентрации рисков и даже очевидную угрозу монополизации ряда рыночных секторов.

Да и агрессивный рост, как показывает не только опыт «Дельта банка», и не только украинский, — вещь хорошая и весьма доходная, но только пока он не заканчивается. Это известно на примере всех «пирамид».

Приватбанк же вырос и стал значимым настолько, что многие участники регулярных «сорокабанкирских» совещаний в НБУ, наблюдая за процессом обсуждения и оценивая принятые в дальнейшем решения, отмечают: на сегодняшнем этапе уже впору ставить вопрос, кто и чью работу «координирует и направляет» — Нацбанк «Привата» или «Приват» Нацбанка? В частности, в вопросе того же рефинансирования (о чем поговорим ниже).

Не считаться с «Приватом» в нынешней ситуации чиновникам нельзя. Ведь если какой-то банк в Украине и может претендовать на статус «слишком большого, чтобы обанкротиться» (от англ. to big to fail), то это, прежде всего, Приватбанк. Именно он, как никакое другое учреждение, — неоклассический пример системной структуры-гиганта, зачастую зав, что банк «чувствует себя мощно и стабильно» и что «мы никаких проблем с „Приватом“ не допустим», глава государства фактически взял на себя персональную публичную ответственность за состояние дел в банке, принадлежащем его «заклятому другу» Игорю Коломойскому, а также Геннадию Боголюбову.

При этом Порошенко напомнил, что глава НБУ Валерия Гонтарева также заявила, что государство будет поддерживать стабильность и эффективность функционирования Приватбанка. “И я как президент полностью поддерживаю такие действия правительства и Нацбанка по обеспечению стабильности «Привата», — подчеркнул он, тем самым подразумевая, что фактически одобряет выделение этому банку миллиардов гривен рефинансирования НБУ.

Этим заявлениям сложно не поверить, учитывая, что по состоянию на 1 февраля с.г. человек по фамилии Порошенко числился в списках крупнейших VIP-клиентов банка как собственник депозита на 50 млн долл. Однако президентские заявления вовсе не снимают проблему, состоящую в том, что от платежеспособности одного банка напрямую зависит состояние всей финансовой системы страны, да и экономики в целом. Не говоря уже о том, что у государства, в случае чего, точно нет денег для компенсации 245 млрд грн его обязательств, из которых 140 млрд приходится на депозиты населения (на 1 марта 2015-го). Миллионов пострадавших вкладчиков «Привата» было бы более чем достаточно, чтобы собрать майданы во всех крупных городах Украины. Власть об этом знает. Владельцы — тоже…

Прежде по-тихому обсуждавшаяся в очень узких профессиональных кругах, эта проблема оказалась под софитами общественного внимания в ходе последнего шестидневного «сюрреалити-шоу» с участием совладельца Приватбанка. Именно тогда напомнило о себе то обстоятельство, что судьба минимум каждой четвертой гривни на депозитах украинских граждан зависит непосредственно от того, договорятся ли всего два человека. Как минимум один из которых, к тому же, чересчур эмоционален и несдержан…

После того, как между Порошенко и Коломойским было заключено этапное перемирие, стороны договорились и о «компенсационных пакетах». В них, по сведениям источников ZN.UA, содержится и увесистая порция нового рефинансирования для Приватбанка от НБУ. Так что непосредственная угроза серьезных осложнений в банковской системе из-за «конфликта на высшем уровне» отступила. За вздохами облегчения по этому поводу никто так и не сформулировал вопрос: как же так вышло, что теперь вся страна должна вытаскивать банк Коломойского и его ФПГ? Да и надолго ли облегчение, учитывая характеры фигурантов и масштабы проблемы?

И наконец, главное — существуют ли способы нейтрализации накопившихся угроз? Тем более что проблемы характерны не только для Приватбанка, но и для всей банковской системы.

С фасадной стороны

По данным НБУ, на начало 2015 г. за Приватбанком числилось 15,5% всех активов банковской системы (204,6 млрд грн). При этом он сконцентрировал 19,7% всех средств банковских клиентов и, в частности, более четверти (25,5%) всех депозитов населения. По абсолютному большинству показателей и рыночных долей учреждение в разы обгоняет даже ближайших преследователей.

Возможно, кто-то из въедливых читателей подметит, что до показателей, скажем, группы «Райффайзен», контролирующей более 30% австрийского банковского рынка, или «Сбербанка России», на долю которого приходится около половины сферы банковских услуг в РФ, Приватбанку еще далековато. Так что вроде бы и есть куда расти. Однако здесь необходимо учитывать его негосударственное происхождение и довольно непродолжительную по сравнению с вышеназванными финучреждениями корпоративную историю. А также весьма своеобразную специфику ведения бизнеса и манеру конкурентной борьбы, на которых мы остановимся чуть ниже.

А пока отдельно упомянем об усиливающихся с каждым годом позициях Приватбанка на рынке платежных систем, особенно по количеству выпущенных платежных карт и инфраструктуры их обслуживания. Согласно последним данным НБУ на 1 января 2015 г., на долю «Привата» приходилось около половины всех выпущенных активных платежных карт в банковской системе (или более 16,3 млн). Среди их держателей — миллионы пенсионеров и работников бюджетной сферы, в том числе учителей, медицинских работников и студентов. Также на долю этого учреждения приходится 53% всего банкоматного «парка» в стране (19,4 тыс. банкоматов и терминалов самообслуживания) и более 53% платежных терминалов (109 тыс.). Именно приватовскими терминалами обслуживается более половины предприятий в сфере торговли и услуг (51%, или более 63 тыс.).

Согласно информации на сайте Приватбанка, в его почти 2,5 тыс. отделений сегодня обслуживаются 14,6 млн индивидуальных и 334 тыс. корпоративных клиентов. Правда, в комментариях для ZN.UA в банке почему-то привели несколько иную цифру — 230 тыс. корпоративных клиентов.

Как часто отмечают финансисты, на сегодняшний день «Приват» уже является «отдельной системой в банковской системе» страны. Не умаляя заслуг его менеджеров, все же отметим, что как достигнутые за последние годы показатели, так и возможное дальнейшее наращивание рыночных долей сложно назвать позитивом для системы в целом. Исходя из многих соображений, в том числе и с оглядкой на факторы концентрации рисков и даже очевидную угрозу монополизации ряда рыночных секторов.

Да и агрессивный рост, как показывает не только опыт «Дельта банка», и не только украинский, — вещь хорошая и весьма доходная, но только пока он не заканчивается. Это известно на примере всех «пирамид».

Приватбанк же вырос и стал значимым настолько, что многие участники регулярных «сорокабанкирских» совещаний в НБУ, наблюд

2 220 переглядів

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.

ТАКОЖ ПО ТЕМІ

ОСТАННІ РОЗСЛІДУВАННЯ


БанкИск - Сообщество обманутых банками клиентов
Украина онлайн статистика Спротив. Часопис про свавілля влади та громадський спротив незаконним діям