RSS

Правда о финансовом разведчике №1 Игоре Борисовиче Черкасском

октября 5, 2009

В законе “О предупреждении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем”, смело можно купировать два слова – “предупреждении и противодействии”. Без них он приобретает тот смысл, который вкладывают в борьбу с отмыванием денег нынешние “борцы”.

Все обязательства, которые взяла на себя Украина перед международным сообществом, исполняются формально. Например, операции с наличными средствами, превышающими эквивалент 50 000 гривен, подразумевают обязательную идентификацию клиента. Но это делается лишь в тех случаях, когда над банком нависает проверка.

Так же банкам и страховым компаниям глубоко “по барабану” вопрос соответствия финансовых операций сути деятельности и финансовому состоянию клиентов, их осуществляющих. Не важно, криминальным путем заработаны деньги или не криминальным, но в Украине на них, как и раньше, спокойно покупаются дома, участки, машины, яхты, квартиры.

Все это происходит потому, что рыба испортилась с головы. Поставить во главе “финансовой разведки” такого человека как Игорь Борисович Черкасский – это все равно, что назначить начальником управления общественной морали – проститутку, а директором банкнотного двора – опытного фальшивомонетчика. 

Весь трудовой путь нынешнего шефа Госфинмониторинга связан с отмыванием денег: бандитских, от торговли оружием, от нелегальных финансовых операций. Разница в том, что теперь за это он еще и получает зарплату от государства. Так кто же он такой, этот Черкасский?

В своей официальной биографии Игорь Борисович старательно замалчивает название учебных заведений, им оконченных. Возможно, потому, что первое образование он получил в военном вузе, что позволило ему, уже во время работы в Администрации Президента Кучмы, доучиваться в Национальной академии обороны.

Правда, защитника отечества из него не получилось. Но он немного поднаторел на оформлении операций с продажей оружия: для Украины 90-х годов этой был очень актуальный, и, главное, бесконтрольный бизнес. Игорь Борисович персонально приложил руку к тому, что банды были вооружены несравнимо лучше милиции. А его партнерами по тем “оборудкам” выступали люди, впоследствии составившие окружение руководителей военной разведки Украины Смешко и Галаки.

Через пару лет возник спрос на страхование. И Черкасского позвали соучредителем в только что созданную страховую компанию “Кредо-Классик”. Позвал – Юрий Ефимов, который жил по соседству, на Лютеранской. Ефимова в свою очередь пригласил в бизнес поднявшийся на комсомольских деньгах Игорь Воронов: на тот момент зять народного депутата Валерия Черепа, занимавшего в советское годы высокие посты в строительной отрасли, а во времена фаворитизма СДПУ (О) – главы Госкомитета Украины по вопросам строительства, архитектуры и жилищной политики. Воронов подтянул и остальных друзей – Евгения Шаломеева и Владимира Симончука.

Вообще-то идеологом создания “Кредо-Класик” был Александр Войтко. Без него пестрая тусовка друзей Воронова так бы и осталась мажорами, имитирующими “деловых”. Войтко научил парней работать с деньгами, после чего они благополучно выгнали его из бизнеса и распилили долю. Это – в их стиле.

Что в 90-е годы можно было страховать? Предприятия, авиаперелеты, корабельный фрахт, аварийно-опасные объекты, электростанции, ядерные реакторы и… оружие. По первым пунктам клиентов компании зятя обеспечивал тесть. А вот вторая часть бизнес, связанная с оружием, целиком лежала на Черкасском, который стал председателем совета директоров “Кредо-Классик”.

Большой тайной остается до сих пор, что первой учрежденной “Кредо-Классиком” структурой была страховая компания ЗАО “Страхове товариство правоохоронних органiв i вiйськових формувань “Україна”. Кроме “Кредо…”, у этой фирмы по отмыванию денег от сомнительных операций с оружием (под прикрытием страхования сотрудников милиции, СБУ и военнослужащих) были три учредителя: банк “Украина” (Сацюка), адвокатская фирма “Кайрос” и “Всеукраїнський Фонд правоохоронних органiв та вiйськових формувань “Україна”. Директором в этом Фонде числился отправленный в 1994 году в отставку министр внутренних дел Андрей Василишин, а учредителями (приготовьтесь хвататься от смеха за животики) – детский сад “Сказка” из Черновицкой области и… Служба безопасности Украины собственной персоной.

Вот этой страховой компанией Черкасский и внес свою лепту в расширение и разрастание “Кредо-Классик” до такого себе питательного монстра для удовлетворения амбиций олигарха Воронова.

Воронов с середины 90-х годов уже начал влезать во власть через “отверстие” под названием СДПУ (О). Тесть составил ему протекцию к братьям Суркисам, и он вошел спонсором в Фан-клуб “Динамо”, хотя футбол его не интересовал ни капли. Потом познакомился с Александром Зинченко (будущим инициатором аферы с “диоксиновым отравлением Ющенко”), и пристроил свою рекламу на Интер и в организуемые им концерты Майи Плисецкой. Наконец, Воронов подался к “Зеленым”, где вступил в конфликт с Василием Хмельницким, закончившийся тем, что они подружились и кинули Суркиса с его “облэнергами”.

Но это было значительно позднее. А в начале 2000-го года Черкасский начинает свой собственный вектор движения, отдельный от “Кредо…”. Через окружение Медведчука, он сходится с группой помощника Президента Кучмы Сергея Левочкина.

Впрочем, с Левочкиным Черкасский пересекался и раньше, когда они оба занимались отмыванием денег банды Авдышева. Как пишет сайт “Багнет”, Левочкин начинал в 90-ых, из подвала на столичной улице Большая Житомирская. Там был расположен офис некоего АКБ “Банкирский дом”, в котором он числился заместителем председателя правления. Смысл работы “Банкирского дома” заключался в тривиальных конвертационных операциях, – дружная команда Левочкина работала, как тогда говорили “менялами”. А еще, по утверждению очевидцев и участников тех далеких событий, Левочкин и его друзья, как тогда было принято говорить “…работали от Авдышева “. Люди помоложе, уже просто не знают о той “заре капитализма”, с привкусом блатной бандитской “романтики”, когда чуть ли не каждая фирма была вотчиной определенной преступной группировки. Авдышев, на то время, был авторитетным бандитом национального масштаба, – его “братки” обкладывали данью базары и магазины, банки и адвокатские конторы, а наличные “подати” в купоно- карбованцах, а потом уже и в гривнах стекались в “Банкирский дом”, где “оборачивались” в твердые доллары. Учил жизни молодых Левочкина и Черкасского некто Гарри Габович – патриарх украинского бандитского движения, влиятельный и ныне.

“Банкирский дом” и весь последующий бизнес Левочкин создал вместе с группой однокурсников: Иван Фурсин, Сергей Святко, Вячеслав Авраменко, Ростислав Шиллер. Фурсин известен, как соучредитель “РосУкрЭнерго” вместе с Фирташем. Святко “тырил” государственные деньги в Государственном ипотечном учреждении. А Шиллер обворовывал “Ощадный банк”, переводя его деньги в карманный оборонный банк “Укрспецимпексбанк”.

Проект этого банка он реализовывал под бдительным патронатом СДПУ (О). Для этого

в июне 2000-го, Шиллер победил на довыборах в парламент и вошел в депутатскую фракцию СДПУ (О).

А еще через несколько недель возникает такое себе предприятие ОАО “МК-Инвест”, с учредителями в лице: Сергей Святко, Вячеслав Авраменко, Ростислав Шиллер, ОАО “Біржовий Інвестиційний Депозитарій”, ООО “Українська фондова група”, ОАО “Ощад-Інвест” и… Черкасский Игорь Борисович.

Работая с СДПУ (О), Черкасский привлек к себе позитивное внимание Виктора Медведчука. “Серый кардинал” к тому времени решил установить личный контроль за оружейным бизнесом в стране. Помогал ему в этом Игорь Смешко, который тогда был под эсдэками, и возглавлял Комитет по вопросам политики военно-технического сотрудничества и экспортного контроля.

С подачи Медведчука в течение двух последних месяцев 2002 года Леонид Кучма подписывает целую серию указов и распоряжений, посвященных реформированию системы оружейной торговли. В конце октября 2002 г. родился указ, общая идея которого сводилась к передаче функций по контролю за военно-техническим сотрудничеством Украины с иностранными государствами Администрации Президента. Решением главы державы в одном из управлений Администрации был создан отдел, к сфере ответственности которого отнесли военно-техническое сотрудничество. Руководить отделом, прямо из кресла топ-менеджера “Кредо-Классик”, посадили Игоря Черкасского. Глава Администрации Виктор Медведчук получил право влиять на выбор кандидатуры гендиректора госкомпании “Укрспецэкспорт”.

Но Черкасский не оправдал выписанных ему авансов. По части оружейного бизнеса он оказался полным профаном. А крутить деньги ему мешали красные директора, методично жаловавшиеся Кучме на “свинорылого жиденка”. В результате Кучма довольно скоро заменил Черкасского Виктором Гвоздем. Но, учитывая его “шахер-махерские” наклонности, не обделил: поставил заместителем Игоря Бакая в ДУСе.

Черкасский все больше сближается с Медведчуком по бизнесу. Например, папаша Игоря Борисовича Борис Ильич в 2004 году входит в состав учредителей ООО “Фармед” наряду с братом руководителя аппарата Медведчука Игоря Пачкива – Владимиром Пачкивым. Среди остальных учредителей была фирма “Райлон трейд лімітед”, представлявшая интересы Максима Курочкина.

После оранжевой революции и бегства за границу руководителя ДУСи Игоря Бакая, Черкасский спокойно уходит обратно в бизнес, и параллельно создает с ориентиром на Медведчука “Фундацию правовых инициатив”. Фундацию он регистрирует на квартире Виталия Шелудченко, с которым связан по автотранспортному бизнесу.

Все это время параллельно госслужбе и работе в страховой компании, Черкасский имел собственный бизнес на международных перевозках, входя в долю двух предприятий – “КАТП-13057” и ООО “Східно-Європейський АСМАП”.

Его партнер по “Кредо-Классик” Игорь Воронов, вкладывая деньги в виллы на Лазурном побережье, в Монако, скупая картины Пикассо и финансируя медиа-холдинг своей второй жены Татьяны Рамус, заодно прихватывает рекламный рынок столицы. Через Блок Кличко, который он финансирует, он проводит в Киевсовет своих людей – Черепа, Шаломеева и др.

Сергей Череп некоторое время трудится на посту начальника Главного управления по вопросам рекламы, потом его сменяет Юрий Фрейдинов – друг Шаломеева. Они владеют фирмой “Экосвит” – крупнейшим оператором рынка наружной рекламы. Формально фирма уже продана россиянам, но менеджмент все равно остался “воронинский”. Благодаря этому, весь Киев сейчас завешан рекламой Тимошенко “Вона працює”.

В 2006 году в Киевсовет по блоку БЮТ проходит и Черкасский. Несмотря на партийную принадлежность, он продолжает деловые контакты с людьми Левочкина. В частности Борис Ильич Черкасский выступает партнером председателя “Укрспецэкспорта” Сергея Бондарчука (креатуры Левочкина) в строительных проектах для богатых под названиями “Альпийская деревня”, “Конык” (в 8-ми километрах от станции метро “Выдубичи” в направлении Конча-Заспы) и “Золота затока” в Киевской области в 2009 году.

Параллельно Черкасский крутит деньги через отмывочный бачок под названием СК “София”. Спустя год при поддержке Медведчука (и, как пишут в прессе, Абдуллина) он пробирается в парламент по списку БЮТ. Входит в комитет по ТЭК, ядерной политике и ядерной безопасности. Вполне объяснимый выбор. “Кредо-Классик” страхует ядерные риски – очень выгодный вид страхования: денежки капают, а “чернобыли”, слава Богу, пока не случались. А еще через несколько месяцев получает должность председателя Госфинмониторинга.

На этом посту он… ничего не делает. Т.е. продолжает себе заниматься бизнесом, на работу ходит, как ему удобно. Катается за казенный кошт за границу. Переводит огромные бюджетные деньги на имитацию проверок.

После продажи контрольного пакета акций “Кредо-Классик” австрийцам, свою долю в ней он переводит на жену – Наталью Ференц-Черкасскую. Через доверенных лиц (Когута и Шестака в бизнесе) принимает доход от “конвертов”, “отмывочных операций” и за отсутствие претензий. Вопросы решаются через некого Твердохлеба Ивана и Плахотишина Вячеслава.

Принцип работы Госфинмониторинга заключается в том, чтобы показывать иностранным донорам, что у нас все “в шоколаде”. И для этого за казенные деньги ездить по всему миру. Одновременно наказывать “мелких сошек”, которые не смогли откупиться при проверке. Или специально назначенных “легализаторов”, расписавшихся там, где им укажут. И это хорошо известно и в МВД, и в Кабмине, а теперь и в Генпрокуратуре.

За счет чего же держится на своей должности Черкасский? Да очень просто. Во-первых, в БЮТ тоже есть люди, которым нужно что-нибудь да отмыть. Во-вторых, скоро выборы, а друзья Черкасского контролируют наружную рекламу в Киеве. В-третьих, многие олигархи живут в домах, построенных его папашей. В-четвертых, Черкасский нужен и удобен Медведчуку, Абдуллину и другим, таким же “кучмистам” в команде Тимошенко. А если этих причин недостаточно, наверняка есть и другие, веские, о которых мы не знаем.

Мятые записки

4 427 переглядів

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.

ТАКОЖ ПО ТЕМІ

ОСТАННІ РОЗСЛІДУВАННЯ


БанкИск - Сообщество обманутых банками клиентов
Украина онлайн статистика Спротив. Часопис про свавілля влади та громадський спротив незаконним діям