RSS

Владимир Шульга, основатель «Фокстрота»: «Жуки» и «жучки» в нашей компании

января 23, 2008

Конфликт между основателями компании “Фокстрот” длится уже не первый год. Он успел обрасти многочисленными легендами. Одна из самых распространенных – это “наезд” СБУ на “Фокстрот” сразу после президентских выборов 2004 года, а также с чем это было связано. Чтобы получить информацию из первых уст, мы решили пообщаться с Владимиром Шульгой, главным “виновником” тех событий. Шпион проспал и попался – Владимир Владимирович, доступная информация в СМИ о подслушивающих устройствах, найденных в вашем кабинете, обросла легендами. Давайте проясним немного эту ситуацию с прослушкой. С чего все началось? – К лету 2004 года я со своими компаньонами Геннадием Выходцевым и Валерием Маковецким уже практически не общался. На собрания учредителей “Фокстрота”, когда большинством из двух человек решения принимались еще до собрания, я ходить прекратил. Последний раз, помню, “решался” вопрос о назначении руководителя PR-департаментом компании. Директор “Фокстрота” Георгий Дигам предложил себя. Мои компаньоны дружно подняли руки… К моим аргументам о том, что человек, занимающийся контактами с правоохранительными структурами, вопросами таможни и т.п., не сумеет создать нашей компании качественный общественный имидж, не прислушались. Чем дальше, тем больше оставались компаньоны глухими к любым моим предложениям. Глухоту заменило едва сдерживаемое раздражение после того, как еще до начала президентской кампании я сблизился с будущим кандидатом в президенты Виктором Ющенко. Когда же я посетил в больнице недавно уволенного Выходцевым топ-менеджера, которого жестоко избили железной арматурой неизвестные, их глухоту пересилило любопытство: а чем Шульга у себя в кабинете занимается, с кем разговаривает? “Глухие” начали тайком меня “слушать”. Но продолжалось это недолго… – Почему недолго? – Произошло все так. Обленившийся исполнитель заданий моих оппонентов (он на прежней работе в КГБ-СБУ всю жизнь тем и занимался, что людей подслушивал) в субботу с утра, видимо, проспал и в мой кабинет проник не так рано, как планировал, или Света, мой секретарь, раньше обычного приехала и его “застукала”. Да еще и закрывшегося ключом изнутри! Хоть в окно с восьмого этажа выпрыгивай. Володя Евтушенко (так его звали), 50-летний грузноватый мужчина, решил проще. Напустив на себя деловой вид, он со всеми своими приборами и с чемоданчиком вышел в приемную, сказав Свете, что проводил стандартную проверку помещений учредителя компании. Такая бессовестная лапша для моих ушей была неубедительна. Я и до того, не сильно доверяя компаньонам, регулярно проверял свой офис самостоятельно, чтобы в нем случайно не завелись какие-нибудь “жучки”. Водятся у нас в Украине такие “комахи”… Очень-очень распространены. С усиками-антеннами. Поиск этих насекомых у бизнесменов и политиков Украины превратился в целый ритуал, извиняюсь, как поиск у собаки блох. Я ритуал усвоил заблаговременно: моя секретарь давно была знакома, скажем так, с “анти-Евтушенко”, который, слава Богу, регулярно ничего “из мира насекомых” у меня не находил. Но не в этот раз! Через два дня, это был понедельник, Света позвонила мне вечером по телефону, радостно сообщив: “Мы с Димой нашли “жучка” в розетке возле твоего стола! Он работает, и я вышла в коридор, чтобы тебе позвонить”. – “Света, чему ты радуешься? – возмутился я. – Тому, что мои компаньоны совершили бесчестный поступок?! И вы, между прочим, нашли не “жучка”, а “жучок”, потому что он не живой”. “А что с ним делать?” – спрашивает секретарь. И тут меня осенило… “Не трогать, а розетку – закрутить. Диме – спасибо. Завтра увидимся”. – У вас появилась идея, как поймать ваших компаньонов на горячем? – Да. План был следующим. У меня в кабинете, как раз напротив розетки – домика “жучка”, стояла тумбочка с горкой аппаратуры, колонками и в беспорядке разбросанными дисками и видеокассетами. Я туда вмонтировал еще один видеомагнитофон, особенный. Среди видеокассет запрятал видеокамеру, которая внешне выглядела, как коробка от видеокассеты. Потом “жучку” откусили усики-антенны, и он стал вдвойне “неживым”. Грустно и символично: как раз в тот вечер сентябрьского понедельника 2004 года, когда я готовил видеокапкан компаньонам, наша компания “Фокстрот” праздновала десятилетие… …Мы со Светой притаились в “засаде” и принялись ждать того, кто придет выяснять причину возникшей “глухоты” кабинета учредителя “Фокстрота” Шульги. Первый раз “рыбка Евтушенко” клюнул через два дня – в среду. Крадучись в темноте, он уверенно двинулся к розетке – “домику мертвеца”… На видеозаписи это смотрится комично и абсурдно. Что ищешь ты ночью, словно вор, в кабинете своего шефа – ведь я шестью годами раньше взял тебя на работу?.. Сомнений у меня не было с самого начала. Я догадывался, что человек, который не может предъявить свой профессионализм, старается предъявить альтернативные способности. Я не Евтушенко имею в виду… …Евтушенко же бродил в темноте по моему кабинету, измеряя ночной воздух прибором. Он, конечно, хотел разобраться, почему не “жужжит жучок”. Не разобравшись, ушел. И дни пошли, а он в кабинет все не возвращался. Света каждое утро, закрывшись на ключ, перематывала километры видеопленки с изображением пустого помещения. Так прошла неделя, на выходные я уехал в Харьков открывать новый супермаркет “Фокстрот” – Техника для дома”. И Евтушенко появился на видеопленке вновь, причем вернулся основательно. В воскресенье не поленился приехать на работу. Никаких сомнений больше не оставалось. Как в кино про шпионов: был взят практически с поличным! Но пока он об этом не догадывался. – Что вы предприняли дальше? – Удивительно, но я не знал, как дальше поступить. Сгоряча бродила в голове мысль: позвать в зал заседаний обоих компаньонов, прийти туда с “жучком” и швырнуть кому-то из них в лицо, чтобы пристыдить на всю оставшуюся жизнь. Но что-то меня останавливало от подобного проявления эмоций. Наверное, неубедительность глагола “пристыдить”. Что же тогда делать? Я, как ребенок, радовался, что схватил вора за руку. А потом сообразил, что вору фиолетово. Решил посоветоваться с Олегом Головиным – по нашим джентльменским договоренностям будучи учредителем холдинга он от “Фокстрота” постепенно “отчаливал”, не хотел даже в одном здании с основателями компании сидеть и снимал отдельный офис. “Я у себя в кабинете “жучок” так и не обнаружил, хотя охрана видела, как ходили ко мне в нерабочее время “подельщики” Евтушенко, – так начал разговор Олег, – они запрятали его в кадку с пальмой, но, заметив мое беспокойство, успели убрать”. Да, видимо, бросить “жучок” как перчатку не удастся… – Как ваши компаньоны объяснили свои действия? Чем мотивировали желание прослушивать ваши разговоры? – Почти год спустя, летом 2005-го, у меня состоялась последняя встреча с компаньонами. Выходцев при Маковецком безапелляционно мне заявил, что владеет информацией, по которой я собирался его устранить (?). И он после этого получил моральное право поставить “прослушку”. Маковецкий ему возразил, что я никого не хотел убивать (!), а только очень хотел управлять всем “Фокстротом”, управлять не умея. Глаза обоих при разговоре искрились ненавистью. Наверное, и у меня были такие же глаза. После этого мы больше не встречались. – Начальника службы безопасности “Фокстрота” после инцидента с “жучком” поменяли? – Нет. Я решил вызвать к себе на следующий день Евтушенко и потребовать у него объяснений. Чтобы тот не пытался выкрутиться, я договорился с его бывшими коллегами – из “насекомоведов” – сразу на месте произвести при нем все необходимые процессуальные действия. Одно меня смущало: судьба непосредственного начальника Евтушенко – Юрия Лозенко. Он управлял службой безопасности “Фокстрота”, я считал его порядочным человеком. Юру приняли к нам на работу благодаря его старшему брату, который когда-то крестил моего сына, и Юра тоже для меня не был чужим. Мы иногда с ним общались, он искренне переживал из-за конфликта учредителей. И я принял еще одно решение – показать ему секретную видеозапись, узнать его точку зрения и соблюсти субординацию, убедив присутствовать при разборке с его подчиненным. Хуже всего оказалось то, что Лозенко, посмотрев несколько секунд на запись, сказал, что ему все понятно, и быстро вышел из моего кабинета. Я был в шоке! Мне ничего не понятно, а ему – все понятно. Что ему понятно? Легкомысленно поверив Лозенко, я провалил операцию, тщательно моими друзьями спланированную для разоблачения “жуков” и “жучков”. На следующий день Евтушенко срочно “уехал в командировку”, а Лозенко наотрез отказался ко мне заходить. На e-mail “Бог тебе судья” он мне до сих пор не ответил… О конфликте сотрудники узнали из видеоролика – Что было дальше? – Дальше пришлось импровизировать. Времени на подготовку не было. “Жучка” из розетки мы решили не “выселять” до лучших времен, сохранив ему все “усики и лапки”, поменяв на всякий случай замки на дверях. Так он пережил “помаранчевую” революцию, находясь в теплой розетке моего кабинета, а не на морозном Майдане, как многие люди в конце 2004-го. …Спустя несколько дней я приехал в гости к Виталию Кокошко – режиссеру рекламы, автору первого фокстротовского ролика: “Кто о тебе позаботится, когда мама далеко?” Ответ: “Фокстрот!” Я с ним познакомился в 2001 году, когда мы искали креативного режиссера, который создаст нашей компании запоминающийся имидж. Кокошко тогда уже был знаменит. “Виталик, – говорю я ему, – ты смог бы снять для меня видеоролик, минут на пять, на основе тайной видеозаписи?”. “Какую ты цель преследуешь?” – спросил он. – “Высмеять людей, поставивших “прослушку” в моем кабинете”… – Фильм получился интересный? – Комментировать созданный им мини-шедевр нет смысла. Лучше увидеть. Я вам подарю DVD. Расскажу только, что в следующем видеовыпуске “Кино для кино”, который смотрят в самом “Кинографе” (фирме Виталика), была замечательная ремарка: “Во время проведения кастинга ни один из жуков не пострадал”. …Еще через неделю Света сделала рассылку всем сотрудникам группы компаний “Фокстрот”, где я своим распоряжением увольнял Евтушенко, предупреждал о том, что за “прослушку” в нашем УК существует уголовное наказание (статья 359) и предлагал всем посмотреть видеоролик “Жуки”. На какое-то время в компании случился шок. Сотрудники торопились успеть скачать крамольный видеоролик. О “прослушке” у себя на рабочих местах догадывались многие менеджеры. Опомнившись после продолжительной паузы, оппоненты наконец-то решились всех “уведомить” о том, что “высший орган управления совет учредителей ГК “Фокстрот” приносит сотрудникам извинения за г-на В.В. Шульгу, который, не имея полномочий и прав, издал распоряжение о безосновательном увольнении. В должностные обязанности В.И. Евтушенко входит обеспечение защиты информации от посторонних лиц. В момент несанкционированной съемки, зафиксированной в приложении к распоряжению, он находится при исполнении своих прямых обязанностей. Издание и рассылка упомянутого распоряжения и приложения повлекли распространение заведомо ложной информации и являются грубой фальсификацией”. Была в их “уведомлении” беспомощность и растерянность. Но было и упрямство с попыткой “дать мне в морду”. А еще это было первое публичное выяснение отношений учредителей “Фокстрота” между собой. – Таким образом, конфликт из кабинетов был вынесен на публику… Что было дальше? – Потом в нашем конфликте наступило временное затишье. В разгаре была президентская избирательная кампания. Две противоборствующие стороны “Фокстрота”, затаив дыхание, следили за хроникой политических баталий. Каждая из сторон сделала свою ставку на выборах. Противоположную. …В конце января 2005 года я снова встретился с моим эсбэушным другом. “Как поживает “жучок”? – спросил он. – В теплые края не улетел?”. – “Он не может летать, он в домике”, – ответил я… – А что это за история с “наездом” СБУ на офис “Фокстрота”? – В официальном изложении версия моих компаньонов выглядела как спецоперация СБУ против компании “Фокстрот”, осуществленная с грубым нарушением закона в форме банального “наезда”: “…бизнес, как повелось, будут “прессовать”, а потом позволят “откупиться” от надоедливых визитеров?..” Это было крайней степенью лжи и цинизма со стороны моих оппонентов. Я тогда просто захлебывался от возмущения. Реакция пресс-центра СБУ в начале 2005 года на публикации о “жуках” в СМИ показывает, что моим оппонентам было весьма неуютно: “Співробітниками ГУ “К” СБ України викрито спробу незаконного прослуховування службового приміщення комерційної структури – ТОВ “Фокстрот” у м. Києві. За висновками здійсненого додаткового технічного дослідження вилучений електронний пристрій належить до спеціальних технічних засобів негласного отримання інформації i виготовлений в промислових умовах із застосуванням сучасної електронної техніки. За даним фактом спецпідрозділом СБ України порушено кримінальну справу за ст. 359 (незаконне використання спеціальних технічних засобів негласного отримання інформації) КК України. Вживаються заходи щодо встановлення осіб, причетних до зазначених протиправних дій, а також охорони із залученням спецпідрозділу СБУ інших речових доказів у цій справі. У той же час окремі інтернет-видання в своїх публікаціях намагаються надати цій справі політичного забарвлення”. Но “жуками” их называют не за жужжание. На продолжительное время им удалось переломить ход следствия по уголовному делу. Основную помощь этим людям до сих пор оказывает одна видная прокурорша с ул. Резницкой, чей “двоюродный племянник” Тарас Чекурда служит околокриминальным “решаловым” при Дигаме. – В каком смысле “переломить”? – В том смысле, что уголовное дело N 247 по “Евтушенко в моем кабинете, который два раза по четыре минуты не мог измерить напряжение всего в одной розетке” закрывалось и открывалось вновь, а потом закрывалось опять. А начальник 1-го отдела Следственного управления СБУ в своем официальном письме на мое имя бесстыдно заявлял следующее: “У справі виявлено підміну невстановленими особами пристрою, вилученого з вашого службового кабінету, порушено кримінальну справу за фактом недбалого ставлення до військової служби службових осіб СБУ, але речовий доказ не знайдений, а особи, причетні до його підміни, не встановлені”. Я догадываюсь, что это не конец истории из жизни “жуков” и “жучков”, кроме единственного – того, который сумел пережить “помаранчевые” холода в тепле кабинетной розетки, но был уничтожен неизвестным злоумышленником, пробравшимся в самое сердце СБУ по ул. Владимирской, 33 и подменившим вещественное доказательство на столе эксперта Шатирко. …Вернемся к “жукам”. Три года назад я поставил Маковецкому и Выходцеву единственное условие начала переговорного процесса о нашем разделении: я потребовал дать публичное опровержение оскорбительного “уведомления” сотрудников “Фокстрота” о “заведомо ложной информации, исходившей от Шульги”, речь шла об обнаруженном в моем кабинете Евтушенко, “спеца” по “жучкам”. Реакция Маковецкого, к сожалению, была деструктивной: “Не хочешь договориться по-хорошему – придется по-плохому”. Пока для всех получается “по-плохому”… – Вы уверены, что будет по-другому? – Я твердо уверен, что для “Фокстрота” скоро наступят хорошие времена – без “жуков” и без “жучков”. Газета “Хрещатик”

4 411 переглядів

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Sorry, the comment form is closed at this time.

ТАКОЖ ПО ТЕМІ

ОСТАННІ РОЗСЛІДУВАННЯ


БанкИск - Сообщество обманутых банками клиентов
Украина онлайн статистика Спротив. Часопис про свавілля влади та громадський спротив незаконним діям